Последний звонок

0
(0)

Hа линейке
Стояло чудесное майское утро. Одиннадцатиклассники, торжественно прошагав по школе, стояли на улице. Везёт же им, ещё экзамены и школа окончена! Да, забыл представиться, меня зовут Серёжа, я ученик 8-б класса. Сегодня я смотрю на то, как мой брат Андрей заканчивает 11 класс.
Глядя на него, я думал, что жизнь не справедлива. Этот козёл (заранее извиняюсь за грубость, но с ним это необходимо) всячески притеснял меня, был уродом, с кучей комплексов. Его внешность была столь уродлива, что мне трудно её описать: несмотря на немаленький рост, он был очень худ, Дорогой костюм висел на нем как лохмотья. Глядя на него, я едва сдерживался от смеха. Его лицо представляло собой рассадник прыщей (хотя и я не мог похвалиться идеальной кожей лица, но у него лицо словно цвело отвратительными цветочками), глаза у него были разного цвета, спутавшиеся длинные патлы (которые он, наверное, никогда не мыл) дополняли впечатление. Он не стригся, так как играл в школьной рок — группе гитаристом, и считал, что так выглядит круче (мудак). У него была компания из таких же придурков, которые слушают эту дерьмовую музыку и не признают ничего нового. А вообще у него оказался дружный класс, несмотря на разное социальное положение, вкусы и увлечения. Почти все девчонки в его классе были теми, кого принято называть прогрессивной молодёжью, что не могло, ведь я сам такой, меня не радовать (кроме того, прекрасно наблюдать за их попками в обтягивающих джинсах, коротенькими и просвечивающими маечками). Больше всего из их класса мне нравилась Таня, невысокая брюнетка с красивыми глазами. Я стоял немного вдалеке и не мог видеть её полностью (хотя раньше я, конечно, её видел). о даже то, что я видел, было прекрасно: красивые, стройные ноги плавно переходили в её узкую талию, её коротенькое платьице немного обтягивало её прелестную фигурку. Через просвечивающее платье мне был виден её лифчик, закрывающий два прелестных холмика (а может и вату? о я не верил в это). Я также видел её чудесную шею с прекрасно смотревшимся кулончиком, её чудесные ручки, заканчивающиеся изящными пальчиками….
Таня недавно приехала в наш район (около года назад). Когда я впервые увидел её то не нашел в ней ничего особенного, ведь тогда я гулял с девчонкой из параллельного класса, но дальше пары поцелуев (да и то по пьяни) я от неё не добился. А мне хотелось попробовать, как это с настоящей женщиной, а не с собственным кулаком! Поэтому я стал присматриваться к старшим девочкам, к тому же я находил их более привлекательными: ведь у них грудь выпирает, как у взрослых женщин (которых я с Лёхой видел в порнухе), круглые попки, приятно ласкающие взор, и вообще выглядели они более взрослыми и желанными. Танька мне понравилась больше всей и, как это часто бывает — сначала не замечаем, а потом, так не заметно для себя, влюбляемся во вполне обычного человека, который всё время рядом…
Но я отвлёкся. Линейка всё продолжалась, старшеклассники с тупостью смотрели на директрису, объёмистою женщину неопределённых лет, произносящую торжественную речь. Почти все с нетерпением ждали, когда это закончится и можно будет отметить последний звонок по настоящему. В том, что это будет, я не сомневался, и мне очень хотелось попасть на эту вечеринку, по вполне понятным причинам. И у меня был шанс это осуществить: мои родители уехали в командировку и вернутся только через неделю! Нам с братом оставили приличную сумму на расходы и прекрасную четырех комнатную квартиру. Я практически не сомневался, что этот лох потащит всю эту свору к нам в квартиру, предварительно попытавшись меня куда-нибудь отослать. о вряд ли ему это удастся, я буду биться до последнего! Линейка тем временем закончилась, и 11 классы поспешили в школу торжественно отметить последний звонок. От этой толпы отделился мой брат и подошел ко мне.
— Какие у тебя планы на вечер? — вежливо поинтересовался он (когда это он был таким вежливым со мной!). Я понял, к чему он клонит и, желая раздразнить его, сказал:

— Буду сидеть дома, смотреть порнуху и дрочить. А что? — Это была моя коронная шутка. Я таким ответом не раз переводил наш разговор в драку, сбивая его планы. о сейчас я понимал, что он меня не тронет, и поэтому с презрением уставился на него.
— А ты не мог пойти бы к своему дружку и подрочить с ним вместе, нет, лучше вам просто с ним потрахаться? — Последние слова вырвались у него сами, и можно было бы продолжать доводить его. о тут я увидел красивые зелёные глаза выжидающе смотрящие на меня. Это была Таня. Мне тут же расхотелось дальше вредничать, и я сказал:
— Если ты хочешь устроить вечеринку, то, пожалуйста, но если хочешь, чтобы я ничего не говорил родителям, то я остаюсь дома. Идёт? — (это было круто!). Он задумался и сказал, что поговорит со мной позже. После чего он поспешил на торжественный ужин, посвященный этому событию. Поспешила за ним и Таня, а также и другие девчонки. Я смотрел на то, как у них под платьями двигались в такт ходьбы их попки, и думал, позовёт он меня или нет?
В квартире
На торжественный ужин, на котором предполагалось всем нажратся вместе с учителями, меня не пустили, да я не очень-то и стремился. От нечего делать я направился домой, представляя, что я буду делать сегодня вечером. В том, что брат меня позовёт я не сомневался — у него просто не было выбора. Поэтому я размышлял о том, как бы мне подойти к Таньке, ведь это был мой единственный шанс! Я и не заметил, витая в облаках, как пришел домой. Перекусив, я направился в свою комнату. Она представляла собой нечто непонятное: в углу стояла кровать, на которой могло бы поместиться три — четыре человека во время полового акта (прошу, конечно, прошение, за частое его упоминание — гормоны), перед кроватью стоял стол с компьютером, кое-где по стенам висели плакаты всякого, непонятного даже мне содержания, содержания, по стенкам стояли шкафчики непонятного назначения (я в них ничего не хранил — вся одежда висела на стульях, кроватях и т.д.), пол устилал толстый ковер (при желании на нем можно было заниматься любовью). Вокруг стоял ужасный беспорядок, но мне это нравилось, да и никто не мог заставить меня убраться (даже и не пытались). Я прошел в комнату и лёг на кровать. Ножиданно меня посетила странная мысль: — Какого цвета трусики на Таньке? Я начал представлять её себе в разных позах, постепенно её раздевая. Жаль, что я только представлял! Эти мысли завели меня так далеко, что часть моего тела начала жить своей жизнью, постепенно поднимаясь. Тут меня посетила ещё одна мысль: — А не заняться ли мне…? Тут я вскочил, в нетерпении, включил видак, нашел любимую кассету, которая, как и все, пряталась моём секретном месте, за диваном, вставил её и, как и ожидал, увидел на экране девушку, похожую на Таньку (от того-то и любимая кассета, кроме того, там был сюжет). Она начала раздеваться и мастурбировать. Тут к ней зашел мужик и, увидев происходящее, достал свой член (который был много больше моего) и, вставив её во влагалище, с силой надавил. Девушка, поглащеная своим занятием, только сейчас его заметила и, громко вскрикнув, начала подстраиваться под его ритм. Мужчина всё ускорялся и ускорялся, и она, постанывая, делала тоже. Вскоре они достигли вершины оргазма и кончили. Кончил и я, в очередной раз, испачкав стену, которую периодически приходилось завешивать новым плакатом. Полежав ещё не много, я убрал своё хозяйство и выключил телевизор. Посмотрев на часы, я направился на кухню перекусить чего-нибудь. Тут во входной двери повернулся ключ, и в дверь ввалилось страшное чудовище из Сияния Стивена Кинга. Приглядевшись, я понял, что это мой сраный братец.
— Ну, чё мудак берёшь меня на свою ебучую вечеринку, — увив его, и решив не откладывать сложные дела на потом, пошёл я в атаку.

— Ах ты малолетний пиздюк! ачал ставить мне свои пидаристические условия! — Ошеломлённо вскрикнул он, немного растягивая слова в конце фразы, словно потихоньку догонял смысл моей фразы.
— Хули ты хотел роспиздень, у твоей задницы нет выхода! Бери пидр, пока я пойду бесплатно! — Так я, ничуть его не страшась, продолжал наступать, стремясь подавить его своим напором и наглостью.
— Что? — Опешил он от такого моего решительного напора, и даже, как мне показалось, слегка испугался.
— Нет, кому надо выебать ту длинноволосою уродину — рокершу Олю. Не мне же! — Я решил идти в атаку до конца (неважно чьего, но если что, он бы мог высказать все свои претензии сегодня вечером, прямо на этом месте) Тут я увидел, как эта сука замахивается, чтобы ударить меня.
— Щаз ты, мудак, своё получишь!!! — Эти слова я услышал после того, как присел, уворачиваясь от его ебаного удара.
— Мама всё узнает!!! — был мой истошный крик. То ли я его напугал, то ли он сам одумался, но он остановился и (в чём я не сомневался) сказал:
— Ладно, ты можешь остаться, но не попадайся мне на глаза!!! — делая вид, что он — господин позволил рабу остаться, сказал он (я прям в штаны наделаю от страха от его угроз)
После такой стычки я всё-таки добрался до кухни и быстренько перекусил, даже не помня, что ел. Поев, я начал планировать (строить планы, а не летать и курить план) сегодняшний вечер у себя в комнате. Когда я кончил, трусы были мокрыми (шутка) Поскольку я был малолетним подростком, я не представлял, как я с ней заговорю (а тем более трахну!). Сидя перед зеркалом, я говорил сам себе: — Танечка ты мне нравишся, давай трахнемся, ну и всё такоё! Мысли просто не шли в голову, а ведь уже три часа! Все должны собраться в пять. Вспомнив об этом, я пошел мыться. Процесс мытья я опускаю, лишь заметив, что я думал о ней и дрочил (и даже кончил). Выйдя из ванной, я ещё раз поел. Четыре часа.
Интересно было бы посмотреть, как Таня принимает душ, струи воды стекают с её шеи на два прелестных холмика, скатываясь крупными каплями по ним до самых сосков, а с них ещё ниже, мимо пупка, до того тайного места, которое скрыто темными волосиками (неуверен, но мне так кажется) Пройдя столь приятный мне путь, вода, тонкими струйками покидает её тайное место и скатывается по её стройным ногам на пол.
— Ты, сраный мудак, собираешься или где? — голос этого вонючего ублюдка прервал мои мечты.
— Подойди сюда, твою мать! я тебе типа, инструктаж дам! — сказал он, подражая Бат-хеду.
Я нехотя подчинился и пошел. Этот мудак как всегда начал свой ёбаный пиздеж: ты типа, мне не встречайся, а то пиздец мне, много не выёбывайся, к девкам не лезь, сиськи не трож и.т.д. Про себя я давно послал его на хуй, но почему-то стоял здесь и терпел.
Наконец, допиздив он сказал: — Ну, чё ты всё понял? Уже пол — пятого, скоро все придут, давай съёбывайся в свою комнату, потом можешь выйти. — Нагло закончил он, но я был так занят своими мыслями, что не слушал его и пропустил такое унижение мимо ушей.
Вечеринка
Около пяти начали приходить его друзья (но ни одной девки, словно он устроил голубую вечеринку!). Девчонки же, как и положено опоздали. Таня пришла без двадцати шесть со своей подругой (кстати, довольно симпатичной) астей. Брат суетился и занимался какой-то обыкновенной хуйнёй — говорил, куда поставить бухло, куда всем проходить, что нельзя трогать и т.д. Я тем временем осмотрел Таню и её подругу. астя была блондинкой с длинными ногами, которые, как говорят, росли из ушей. Её сиськи были немного меньше Танькиных, но больше чем у той ебанутой дуры, которую собрался ебать мой брат. Свои ноги она облачила в белые прозрачные колготки, а всё остальное прикрывалось длинным, тонким свитером, который свисал почти до колен (наверное, удобно во время танцев под него залезать! Да и не только во время танцев).

К началу седьмого все, наконец, сели за стол и начали культурно отдыхать (т.е. бухать и закусывать). Пользуясь отсутствием родителей, детки сразу поставили водку на стол, а не прятали её как обычно. Я пил наравне со всеми. Ебучий пидораз — мой брат посадил меня далеко от всех девок, но рядом с собой и пытался следить, но хуй ему, я буду пить сколько захочу! К тому же он всё двигался поближе к своей девке, намекая на поебаться, предварительно потанцевав.
Через полчаса все разгорячились, и над столом повис различный базар. Я почувствовал, что не рассчитал свои силы и верно качусь, к разговору с ихтиандром. о по хую; я всё равно буду пить. Своим сильно окосевшим взглядом я взирал на окружающих, и видел, что они тоже немного не в себе. Таня сняла с себя кофточку и осталась в одной обтягивающем топике. К ней начал клеится какой-то мудак из компании брата, такой же уродливый, как и он. Я, конечно же, не мог стерпеть это, в обычных условиях, но сейчас мне было всё равно. Около семи начались призывы к танцам, и вскоре, убрав стол, включили музон. Играла какая-то хуйня, из коллекции моего брата. Большая часть присутствующих, по-видимому, разделяла моё мнение, и вскоре заиграл легкий танцевальный хаус. Я наблюдал всё это в глубоком дауне и хотел лишь отдохнуть или потрахаться. Когда заиграл медляк, моё тело, разморённоё водярой, нашло в себе силы подняться, а голова пригласить Таньку. Как ни странно она согласилась. Мне приходилось всё время сохранять равновесие, что было не очень непросто. Потанцевав недолго, она спросила:
— Сережа ты не пьян?
— Нет, а тебе здесь нравиться?- Это был лучший ответ, что я смог придумать. Моё состояние было всё хуже и хуже: я почти не держался на ногах, закуска начинала свой недолгий путь наверх, изображение стало мозаичным, сила тяжести пропала, звук больше не доносился.
— Извини, — пробормотал я из последних сил. — Мне надо выйти. Последние что я помню — это сладкий вкус её губ. Закрыв глаза, я погрузился в пучину грез и фантазий. Кто-то меня подхватил и куда-то понес
— Блядь, ему плохо!!
— Я говорил детям не наливать!
— Тащите его в сортир, — всё это доносилось до меня через пелену алкоголя и другой реальности. — И принесите нашатырь со стаканом воды.
Кто-то влил в меня стакан, какого-то дерьма, от которого меня сразу вырвало. Блевал я долго и упорно. Потом меня оттащили в ванную, умыли и отнесли в комнату. Когда я лёг на кровать, то сразу отрубился, Лишь помню, что в комнате осталась какая-то девушка.

Пробуждение
Нашатырь — клёвая вещь: через полчаса (ну или около того, я же не мог ориентироваться во времени) мне стало намного лучше и я смог, слегка осозновая кто я и где я, открыть глаза. Что за вид мне открылся! Всю комнату окружал таинственный полумрак — горела одна настольная лампа, но темнота же — друг молодёжи (т.к. не видно рожи!). а столе сидела Таня почему-то без джинсов, а перед ней стояла Настя, да и не просто стояла, а нежно обнимала её за талию. Они целовались. Лесбиянки — подумал я и потянулся рукой к немедленно отреагировавшему на это члену. Да они смотрелись возбуждающе! Легкие нежные поцелуи, плавно переходили в страстные посасывания и покусывания. Настина рука плавно двигалась по гладкой коже Таниной спины, то вверх, задирая всё выше её топик, то спускаясь в низ и поглаживая её попку. Таня не отставала от неё: её руки почти сняли футболку с Насти (Видимо её длинный и удобный свитер снял кто-то раньше) и расстегнули лифчик, так что я увидел настины сиськи, которые были среднего размера с аккуратно торчащими сосками. Да девчонки дают! — пронеслось в голове у меня, в то время как рука нащупала возбуждённый член и начала дрочить. Почему-то они не думали, что я мог за ними следить (хотя странно, ведь я лежал в паре метров от них!). Оргазм (мой) приближался, похоже, они заметили, что в паре метров от них лежит мужчина (почти). Прикольно было наблюдать, как они смутились!
— Привет, Серёжа, тебе уже лучше — спросила Танька, опуская топик и прикрывая свои прекрасные ляжки.
— Да, ты уже очнулся? — задала вопрос астя, пряча свои чудесные сиськи.
Видимо в крови у меня было до хуя алкоголя, и поэтому я не стесняясь, сказал: —
— Да ладно девчонки продолжайте, — и сам продолжил дрочить
Они малость охуели от такого и сели ко мне на кровать. Тут я понял, что-то не так и остановился Настя, похоже, пришла в себя, и её возбуждение не прошло. Она положила свою руку на мою и начала плавно дрочить мне, отодвигая мою руку. Её лицо потянулось ко мне, и, наши губы сомкнулись в долгом страстном поцелуе (Всё-таки удивительная вещь — поцелуй. В смысле не легкий поцелуйчик в щеку или губы, а когда ваши языки облизывают. Мне вообще не понятно выражение — чистый поцелуй. Какой же он чистый? По-моему это намного грязнее секса — ведь в его основе лежит инстинкт размножения. Поцелуй же, с физиологической точки зрения, — это действие направленное на взывание рвотного рефлекса. Чего-то я распиздился!). Пока мы лизались, Таня пришла в себя и, сняв топик с лифчиком, начала поглаживать астю по заднице, снимая её белые колготки. Мой организм не вытерпел и я кончил.
— Да он ещё ребёнок! — Изъебнуласть астя
— Да ни хуйя. Я просто был сильно возбужден, вы подождите пять минут и вас отдеру так, что мало не покажется! — Попытался я парировать такое нахальство.
— Пиздишь ты всё! — Сказала она мне и повернулась к Тане. — Тань, ты ещё меня любишь?
— Конечно Настенька! Иди ко мне, — и они начали опять целоваться и ласкаться. Вскоре они возбудились до такой степени, что астя перестала целовать Таню в губы, А начала спускаться всё ниже и ниже, пока не остановилась на том самом месте. Не смотря на полумрак, я достаточно отчетливо видел, как её язычок проникал всё глубже и глубже, задевая иногда клитор, от чего Таня сладострастно вздрагивала.
Настя каким-то образом заметила, куда я смотрю и, оторвавшись от своего занятия, сказала
— Хочешь попробовать, а то я там свободная?
— Только в обмен на минет! — Попытался доказать, что мне этого не хочется, что буду делать лишь по её просьбе.

— Какой минет? У тебя даже не стоит! — Эти слова хоть и были правдой, но она могла бы и помолчать.
— Ну, сейчас не стоит, а как встанет вот тогда… — Продолжал упорствовать я.
— Хорошо уговорил. — Последние слова она произнесла, слегка поворачиваясь на бок, чтобы мне было удобнее. Я слегка опустился в низ и начал целовать её упругие сиськи, а моя рука скользнула ниже и попала во влажную пещерку. От этого прикосновения всё её тело напряглось, а соски, которые я ласкал, мгновенно стали твёрдыми. Поцелуи перемещались всё ниже и ниже, пока я не поцеловал её губы (половые) От этого она ещё боле напряглась, и начала слегка двигать бёдрами в такт моим движениям языка. Вскоре она кончила.
— Да ты ещё ребенок — сказал я, издеваясь над ней.
— Ну ладно мы квиты — ответила она, блаженно улыбаясь. Я заметил что, Таня, тоже кончив, лежит на диване слегка раздвинув ноги, так, что её лобок, прикрытый тонкими волосиками, слегка выпирал. Настя легла рядом с ней. Мой член начал реагировать на то, что две голые девки лежат перед ним (и мной) и стал медленно подниматься
— Ну, как там насчёт минета? — спросил я у Насти
— Ах ты, соблазнитель! у ладно иди сюда. — Ответила она, махнув рукой в сторону кровати. Я подошел к кровати сбоку, и мой торчащий член оказался у её рта, чем она и воспользовалась, захватив его губами и, начав нежно водить язычком по головке. Почему-то мне показалось, что она делает это очень профессионально, хотя раньше мне такого не делали. Настя уже разошлась и не просто ласкала мой член, а слегка заглатывала его, отчего у меня по телу пробегали мурашки. Да это клёво!
— Насть и мне оставь пососать, — подала голос Таня
— Не, а я что буду делать? — возмущенно ответила астя, не желая делится.
— Ну, давай вдвоём! — Предложила компромисс Таня, как и Настя смотря зачарованно смотря на источник мужской силы.
Таня легла на Настю сверху и принялась ласкать мне его. Уже два язычка облизывали мне головку, то, залезая под кожицу, то, выпустив его изо рта, слегка касались уздечки. Долго выдержать эту сладострастную пытку я не мог и через пару минут кончил, обдав их мощным потоком спермы. Девчонки тем временем стали мокренькими и начали ласкать друг друга. Я обессиленный упал на кровать, наблюдая как изящные пальчики Тани, изящно залезают в настино влагалище. Таня на этом решила не останавливаться и, не прекращая поцелуи, опускалась всё ниже и ниже. Настя начала тихо стонать, когда Таня своим язычком, который только что слизывал у меня с члена сперму, проникала в неё всё глубже и глубже. Настины стоны становились всё громче и громче, пока не слились в один долгий протяжный стон. Её тело напряглось, а межу ног уже натекла небольшая лужица из того, что Таня не успела проглотить. У меня опять встал и Таня, возбуждённая до предела, увидела это и набросилась на меня. Да, мечта последних полгода моей жизни исполнялась! Таня с завидным профессионализмом села прямо мне на член и начала слегка двигать бёдрами, так что мой член быстро вошел в неё. Я трахал её! Это было клёво! От такого бурного наплыва чувств я почти сразу кончил, как впрочем, и Таня.
Тем временем за окном начало светать. Мы усталые, но довольные погрузились в легкий сон. Когда я проснулся, за окном ярко светило солнце. Я неосторожно шевельнулся и Таня, которая спала большей частью на мне, открыла глаза
— Привет. — Сказала она. — Как спалось?
— Вместе с тобой прекрасно! — ответил я, оглядываясь вокруг. — Значит это не сон!
— Что не сон? — Удивлённо вскинув брови, сказала она

— Ну, то что, ночью у нас было, — смущенно пробормотал я
— А что у нас было? — Продолжала удивляться она.
— Разве мы не это, ну, того не трах.., то есть не занимались любовью? — Пришел мой черед удивлённо вскидывать брови.
— Ты знаешь, Серёжа, я не помню, — Сказала она, слегка улыбаясь. — о если ты мне докажешь, что способен это делать, то я, может быть, и вспомню.
Я сразу приободрился. Значит, она просто заигрывает со мной! у ладно, крошка, сейчас я тебя отъебу — мало не покажется! Думая об этом, я начал поглаживать ее, спускаясь, всё ниже и ниже, а наши губы сомкнулись в страстном поцелуе. Когда я коснулся её клитора, то она вздрогнула и её влагалище увлажнилось. е тратя время на долгую прелюдию, я подвинул свое тело поближе к ней и, одним движением, вошел в неё. Таня ещё раз вздрогнула, и начала шевелить бёдрами, стараясь попасть под мой ритм. аши движения были плавными и размеренными, в отличие от ночной страсти. е знаю, сколько это продолжалось, но к тому времени, когда я кончил, она несколько раз то с наслаждением успокаивалась, откидываясь на подушку, то ускоряла темп, стремясь достичь вершины наслаждения. аше занятие любовью разбудило астю, которая, проснувшись, стала требовать её потрахать. о я просто не мог физически, да и не хотел. Таня, похоже, тоже. Тогда астя заявила, что пойдет поищет с кем бы можно было потрахаться, и, ничего не одевая, вышла из комнаты не закрыв дверь.
— Может сходим, посмотрим как там остальные? — Предложила Таня
— Пошли. — Сразу согласился я.
Мы слегка оделись и вышли из комнаты. Мы пошли сразу в большую комнату, туда, где и развернулась вечеринка. Это было страшное зрелище: повсюду лежали тела одинадцитиклассников сваленные водкой, бутылки из-под которой лежали между ними. екоторые из людей были раздеты догола. Пол, стены и даже потолок были заблёваны. У некоторых шкафов отсутствовали ручки, а у некоторых — дверцы. Оконное стекло было с трещиной, а в центр кто-то запустил бутылкой. Кроме того, там стоял удушливый запах перегара, блевотины, пота и, правда, не много, мочи.
Я этого не выдержал и тут же сблевал
— Не переживай. — Попыталась успокоить меня Таня
Я и не переживал. Вечеринка удалась.

Вам понравилось?

Жми смайлик, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *