Хэллоуин вечеринка в клубе Свингеров (1 часть)

0
(0)

0. Пролог

В каждом браке бывают взлеты и падения. Как пара договаривается друг с другом о таких превратностях жизни — так и определяется всякий брак. Более 50% браков заканчивается разводом, поэтому неудивительно, что многие пары не могут преодолеть множество проблем, которые постоянно возникают на их пути.

Мэтт и я недавно были в таком же положении, что не только вызывало напряжение в нашем браке, но и чуть не завершило его. Наше решение, хотя оно и было слегка необычно, спасло наш союз и, хотя я не рекомендую его всем, для нас это изменило все.

1. НЕМНОГО О НАС

Мы с Мэттом были женаты уже 13 лет (мы оба, кстати, суеверны) и после многолетних попыток узнали, что не можем иметь детей. Два года назад мы решились усыновить ребенка, но процесс этот только добавил к истощению все то, что уже было в нашей жизни и в том числе появилась волокита со всех направлений.

Случившийся кризис по нам ударил очень сильно, а по мужу еще больше (не буду вдаваться в подробности, но мы потеряли много денег и Мэт, хоть и не потерял работу, как многие другие, но был понижен в должности). Будучи медсестрой, моя работа была относительно безопасной в смысле ее потери из-за нехватки квалифицированных медсестер. Мэтту же пришлось работать больше часов за меньшие деньги, в то время как я начала брать дополнительные смены для того чтобы уменьшить разницу в финансовом бюджете нашей семьи. В конце концов, по деньгам мы оказались примерно равны, но наша жизнь стала более утомительной и напряженной, в результате чего почти не оставалось времени друг на друга.

До кризиса мы ежегодно отправлялись в различные поездки, которые, казалось, омолаживали наши личные и сексуальные отношения. Наша последний такой совместный отдых был три года назад, а сейчас мы были в такой яме, в таком гигантском кратере, что я и не уверена, что сможем когда-нибудь из него выбраться.

Мы не занимались сексом уже более трех месяцев и это время становилось предвестником климаксного периода для меня. Наши чувства друг к другу охлаждались и наши отношения отчаянно нуждались в новом импульсе.

В прошлые годы мы занимались сексом раз в пару дней и экспериментировали с широким разнообразием сексуальных позиций и мест. Теперь он всегда был (если был) только в миссионерской позе и всегда на нашей кровати… Колея углублялась.

2. ОДНО ВЕДЕТ К ДРУГОМУ

— У меня не было секса в течение трех месяцев, — скулила я, жалуясь на жизнь сослуживице по работе.

— Боже мой, — ответила моя молодая коллега Джессика. — Если я не зажигаю каждые пару дней, то стервенею.

Я засмеялась:

— Вечный поэт.

Джесс пожала плечами и язвительно заметила:

— Но серьезно, какого хрена…

— Это жизнь, — пожала я плечами.

— Жизнь такая, какую ты сама ее делаешь, — заметила она.

— Ты как будто выступаешь с прощальной речью на выпускном школьном балу, — съязвила я.

Она шаловливо улыбнулась и заметила с мечтательным взглядом в глазах:

— О да, мой выпускной и первый секс втроем.

Я чуть не поперхнулась кофе, когда услышала ее признание в такой сексуальной тайне.

Она же, нисколько не стесняясь, продолжила:

— С тех пор я никогда не была девушкой для одного хуя.

— Но-о-о… ты же помолвлена, — начала заикаться я.

Она пожала плечами:

— И что?

— Ты изменяешь ему? — задала я прямой вопрос.

— О нет, нет, — засмеялась она прежде чем ответить и сказала об этом так, словно говорила о погоде: — Он обычно является участником секса втроем, оргии, групповухи или как там еще.

— Ты шутишь, — ответила я, предполагая, что она просто насмехается.

— Я не издеваюсь над тобой и, по правде говоря, у меня есть решение вашей с Мэттом сексуальной проблемы, — парировала она.

Я уставилась на нее, все еще не в состоянии уложить в голове всю эту информацию. Она всегда была довольно открытой о своих сексуальных подвигах, но эта информация произвела на меня эффект разорвавшейся бомбы.

— Вам нужно прийти на свингер-вечеринку, — небрежно объявила она.

— Свингер-вечеринку? — бездумно повторила я. Информация поступала слишком быстро и яростно в мое несколько консервативное осмысление.

— Да, в следующий Хэллоуин, — объяснила Джессика.

— И как часто проходят такие вечеринки? — я до сих пор была в шоке.

— Зависит от обстоятельств, — она пожала плечами, прежде чем добавить: — Иногда бывают специальные тусовки, как Хэллоуин, но обычно — в первую субботу каждого месяца.

— Ты серьезно? — спросила я, наконец признав, что она не морочит мне голову.

— Чрезвычайно, — улыбнулась она, схватив меня за руку.

— Ничего себе, — произнесла я.

Она внезапно добавила с сексуальным тоном:

— И я хотела бы, чтобы это «ничего себе» не раз тебя ошеломляло.

— Извини, — ответил я, пораженная ее внезапному хищному вступлению.

— Все возможно на вечеринке, — промурлыкала она, приближаясь ко мне так близко, что я почти на вкус почувствовала вишневый вкус ее гигиенической помады.

Я пробормотала:

— Я… Я… Я никогда не могла бы сделать этого.

Ее палец приблизился к моим губам и она наклонилась к моему уху, обдав его своим теплым дыханием.

— Я хотела бы принести немыслимое удовольствие тебе и… — она сделала паузу, прикусила и легонько потянула меня за ухо. Я испустила тихий неуправляемый стон. — …И твоему мужу, — закончила она, ее горячее дыхание еще чувствовало мое ухо и это вызвало появление внезапной влажности в моем влагалище.

Неожиданно, учитывая абсурдное утверждение, я слабо поспорила:

— Мой муж никогда не согласится.

— В самом деле? — спросила она, убрав свои губы от моего уха. Я была удивлена той волне разочарования, которая вдруг пронеслась в моем теле. Ее улыбка была игривой и еще подразумевало так много.

— Твой муж будет против посмотреть на твои сладкие муки от девичьей страсти? Или иметь выбор на, по крайней мере десяток горячих женщин, готовых уступить его воле?

Я пыталась перевести это в шутку.

— И какой же парень не хотел бы этого?

Джессика продолжила:

— Поэтому, если вам это будет интересно, я могу привести вас, но есть некоторые требования.

— И какое? — да уж, любопытство до добра не доводит.

— Ты уверена, что хочешь узнать? — поддразнила она.

И, прежде чем я успела ответить, затрещал селектор и объявил:

— Мисс Краун, номер 1402. Мисс Краун, номер 1402.

Джессика пожала плечами:

— Нам придется продолжить этот разговор позже.

Затем она шокировала меня, наклонившись и быстро и властно поцеловав меня в губы. Так же быстро, как ее губы были на моих губах, она ушла, оставив меня одну в замешательстве. Не могу отрицать, что вспышка прошла через мое тело, когда Джессика быстро поцеловала меня. Я была в шоке от поцелуя и смущалась от ощущений, которые почувствовала. Не успев толком разобраться со всей этой информацией, я посмотрела на часы и поняла, что уже на пять минут опаздываю на смену. Игнорируя искры, разжигающие мое влагалище, я покинула раздевалку и направилась к своему рабочему месту.

4. РАССМАТРИВАЯ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Следующие восемь часов были сумасшедшими и у меня не было времени подумать над приглашением, которое предложила Джес… Я собирала свои вещи, чтобы отправиться домой, когда Джессика вошла в раздевалку.

Мое лицо мгновенно загорелось, как в тот момент, когда я переживала наш последний краткий миг неожиданной близости и я вдруг почувствовала себя снова легкомысленным неуверенным подростком. Начав расстегивать свою блузку, Джессика спросила:

— Так ты все еще хочешь узнать о вечеринке?

Я едва слышала ее слова. Я смотрела на то, как она раздевается, так, как смотрит озабоченный подросток, хотя я видела эту процедуру много раз, но чувствовала, как будто впервые.

— Вернись на землю, — подразнила Джессика, когда ее последняя кнопка была расстегнута.

— Что? — спросила я, испугавшись внезапной одержимости наблюдать за ее грудями, учитывая, что я прежде видела ее грудь в лифчике много раз.

— О чем ты мечтаешь? — спросила она, зная точно, что я думала, и начала снимать свою юбку.

— О-О-О-О-О, ничего, — пробормотала я, но мое красное лицо выдало меня лучше слов.

Ее озорная улыбка вернулась, а каждое слово выскальзывало из ее рта с сексуальным ядом, разрушая последние оставшиеся стены моего приличия.

— Ты не можешь перестать думать о моем сексуальном предложении?

О сексуальных предложениях сладкий язык нежности моего мужа не вспоминал уже с тех времен, как рухнул рынок. Я пробормотала:

— Я… Я… Я думаю.

Чтобы поднять юбку с пола, она наклонилась вниз, как порно-звезда, предоставляя прекрасный вид на стринги, прикрывавшие ее задницу, заключенные в белые колготки. Хотя я не была лесбиянкой и никогда не думала больше, чем краткие вялые мысли и редкие непослушные мечты, я была внезапно загипнотизирована телом Джессики. Та же, казалось, знала о влиянии, какое оказывает на меня, и держалась в этой идеальной позе, а потом, повернув голову, чтобы посмотреть на меня, уставившуюся на нее, спросила:

— Тебе нравится то, что ты видишь, Труди?

Способная говорить только с заиканием, я ответила:

— Я… Я… Я… гм…

К счастью, Джессика спасла меня от жалких, идиотских бессвязных слов и, выпрямившись, спросила:

— Так что, вы присоединитесь к нам в следующую субботу?

Моя совесть, все еще сохраняющаяся где-то глубоко внутри, преодолело мое плотское желание, кипящее на поверхности, и я попросила подумать:

— Я никогда не могла бы обмануть Мэтта.

Джессика, хватая джинсы из шкафчика, возразила:

— А кто говорит про измену? Наша группа против обмана. Каждый ее член состоит в браке или в серьезных отношениях. И мужчина и женщина должны согласиться на все правила группы и могут присоединиться только как пара.

— Ох, — только и смогла я сказать, продолжая смотреть, как идеальное тело Джессики медленно вползла в самые узкие джинсы из когда-либо сделанных.

Она продолжила говорить, не обращающая внимания на мой пристальный взгляда или просто привыкшая к нему на основе ее совершенного тела и внешности, и пояснила:

— Наша группа считает, что моногамия является помехой в отношениях и независимо от ваших моральных сил и своей любви к партнеру, вы все равно будет фантазировать о других. Обычно эти фантазии поглощают вас и вы обманываете и предаете своего супруга или вы мысленно будете обманывать его каждый раз, когда вы близки с ним, — она замолчала, ее задорные груди по-прежнему виднелись в скудном черном кружевном бюстгальтере. — Таким образом мы твердо верим, что наша свинг-группа на самом деле спасает брак.

Я пошутила как можно непринужденнее, хотя идея, чем больше узнавала, казалось все более логичной и привлекательной:

— Ваш слоган мог бы быть: сохранение брака единовременным трахом.

Улыбка исчезла с лица Джессики и она сказала с внезапно похолодевши тоном:

— Не будь легкомысленной и субъективной, Труди. Я пыталась быть полезной.

Когда она схватила рубашку из шкафчика, я быстро извинилась, не желая оскорбить ее.

— Подожди! Я сожалению, Джес, это был сарказм. Мне неудобно перед тобой.

Джессика повернулась ко мне, держа рубашку в руках, ее глаза смягчились.

— Мне тоже очень жаль. Я не рассказываю всем о нашем с Эдди свинг-образе жизни, но подумала, что это может действительно помочь вам. Плюс я нахожу тебя очень привлекательной.

— Ты так думаешь? — спросила я в замешательстве.

— Да, и сексуальной, — она улыбнулась.

— Как ты с Эдди оказались в этой группе? — спросила я, желая знать все.

Джессика предложила:

— Это длинная история. Пойдем, выпьем.

— Я слишком устала, чтобы идти в бар, — зевнула я.

— Разве я спрашивала тебя? — спросила она вдруг потвердевшим голосом. Прежде чем я успела ответить, она добавила: — Мы будем пить и я не приму ответа «нет».

— Хорошо, — согласилась я, отвлеченная тем, что она надевала блузку и ее довольно авторитетный тоном.

— А ты что не переодеваешься? — она подвергла сомнению мой ответ.

— Я обычно после работы иду домой и забираюсь в душ, поэтому я не приношу запасную одежду, — объяснила я.

Она повернулась обратно к своему шкафчику, вытащила кроваво-красную блузку и протянула ее мне.

— У меня здесь есть несколько нарядов в зависимости от того, что я буду делать позже. Твоя юбка прекрасна, но мы не можем выйти с тобой в запятнанной рубашке медсестры.

И прежде чем я успела что-нибудь ответить, она потянула мою блузку, открывая мою крошечную грудь в спортивном лифчике (я нашла, что спортивный бюстгальтер более практичен для работы… комфорт всегда был у меня на первом месте).

— Спортивный бюстгальтер, — она улыбнулась, добавив: — Надеюсь, ты менее практична дома.

Я пожала плечами:

— Я много потею и ношу футболку.

Джессика одела меня, как будто в жизни я была ее куклой Барби и сказала:

— Ну, я ненавижу быть критиком, но быть замужем не значит, что ты бросаешь работать над вашими отношениями. Если ты не одеваешься как женщина и если ты не чувствуешь себя сексуальной, то твой мужчина попытается тебя бросить.

— Я думаю… — прошептала я, когда она застегнула блузку на мне.

— Нет, я думаю. Я не говорю, что свинг — это правильно для вас, но даже если это не так, ты должна сделать больше со своей стороны, чтобы разжечь огонь своего брака.

Внезапно чувство вины охватило меня. Я обвиняла Мэтта в нашей тусклой страсти, но всего нескольких мудрых слов от коллеги и я поняла, что была так же виновата. Я ответила:

— Ты права, Джес. Я стала ленивой.

— Это легко сделать, — ответила она, поддержав мое понимание. — Но и легко исправить.

Я пошутила:

— Мне, возможно, понадобится совершенно новый гардероб.

— Хорошо то, что меня всегда расслабляет поход по магазинам за одеждой, — улыбнулась она. — Пойдем, торговые центры будут открыты еще пару часов.

— Сейчас? — спросил я.

— Сейчас самый подходящий момент, — указала Джессика и добавила: — Плюс мне нужен новый наряд на следующий уик-энд на вечеринку Хэллоуина.

— Они всегда тематические? — спросила я с любопытством.

— Да, каждая тусовка чему-то посвящена. В прошлом месяце была тема супергероев, чтобы отпраздновать выход на экраны фильма «Мстители», а за месяц до этого была БДСМ-вечеринка.

— Ох, — я слишком нервничала, чтобы спросить, что было на БДСМ-вечеринке. Мы шли к парковке, прежде чем я спросила:

— Так следующая вечеринка — это Хэллоуин?

— Да и на самом деле это будет прекрасное время, чтобы присоединиться, поскольку ты сможешь отчасти создать персону шлюхи и спрятаться за маску, если нервничаешь, — Джессика махнула рукой, когда мы дошли до ее автомобиля: — Возьмем мою машину.

Торговый центр был всего в нескольких минутах езды, но этого времени ей оказалось достаточно, чтобы рассказать, как они вступила в этот эксклюзивный клуб.

— Первое, что ты должны знать — это то, что мы с Эдди уже были несколько раз вовлечены в секс втроем до того, как фактически стали свингерами. Мы пробовали формат «два парня и одна девушка» и «две девочки и парень», но у нас были фантазии заняться сексом вчетвером или большей компанией. Так или иначе, как ты знаешь, Эдди работает в отделе экономического развития города и на прошлогодней Рождественской вечеринке мы были довольно пьяны и оказались в свободной для всех сексуальных феерии с двумя другими парами в офисе, где проходил этот банкет.

Джессика остановилась, чтобы посмотреть на меня, пока на светофоре горел красный свет. Возможно, она видела, что я была в восторге от каждого ее слова. Она улыбнулась, добавив:

— Это было просто потрясающе. Это было мое первое двойное проникновение и я пристрастилась.

— Ты взяла его в задницу? — спросила я удивленно.

— Блядь, да, — она ответила так, как будто это делают все, добавив: — Не критикуй, пока не попробуешь.

Включился разрешающий свет светофора, она перевела взор обратно на дорогу и продолжила:

— Во всяком случае, все мужчины были истощены, а я, как помню, говорила, что все еще хочу большего, но ни один не был способен исполнять мою потребность. Когда мы уезжали, одна из женщин вручила мне визитку и предложила позвонить ей, ну а остальное — это другая история.

— Вау, — сказала я. Хоть вся эта история и невероятна, но, несомненно, правдива.

— Действительно, «вау», — повторила она, когда мы подъехали к торговому центру.

Выходя из автомобиля и направляясь к зданию, мы шли в полном молчании. Я последовала за ней в магазинчик под названием «Кружева и Грейс». Мимо этого бутика я проходила триллион раз, но так и ни разу на заходила внутрь.

Первое, что я заметила, когда вошла внутрь (из-за интимных товаров у него была закрытая дверь) — это была стена игрушек. Единственная игрушка, которую я имела дома — это вибратор, купленный мною еще в колледже на секс-вечеринке и он был не достаточно сильным средством, чтобы должным образом удовлетворить меня.

Джессика заметила мой вытаращенный взгляд и догадалась.

— Дай угадаю: у тебя есть один самотык, который ты приобрела еще до замужества.

— Что, так заметно?

— Ты кричишь как сексуально репрессированная, моя дорогая, — подвергла она меня резкой критике.

Я вздрогнула от ее точной оценки и, пытаясь стереть этот образ, спросила:

— И что бы посоветовала мой гуру удовольствия?

Она улыбнулась мне и сказала:

— Будь осторожна в запросах, дорогая. Я бы, будь моя воля, посоветовала тебе носить анальную пробку на работе, чтобы подготовить себя к вечеринке…

— Боже мой, — ахнула я от ее откровенного ответа.

— Это именно то, что ты будешь кричать там снова и снова, — пошутила она, схватила меня за руку и потащила к стенду с игрушками для собственного удовольствия.

Я молчала, чтобы избежать рыть более глубокую яму, чем та, в которой я уже была, когда уставилась на такое количество немыслимых секс-безделушек. Я даже и не знала, с чего начать.

Джессика подтрунивала:

— Мы, конечно, пришли сюда не за этим, но очевидно, ты думаешь о модернизации своего скудного арсенала.

Я снова пробормотала:

— Нет… я… Эм… Просто не могу понять цель некоторых вещей, — и я указала на ту, которая была похожа на дрель. — Это для чего?

Джессика пошутила, не задумываясь:

— Буквально «Просверлить тебя».

— Да уж, судя по всему, — ответила я.

Джессика же потянулась к маленьким цацкам. Она вручила мне коробку и сказала:

— Это должно быть у любой сексуально нуждающейся женщины.

— Двойной вибратор? — спросила я, глядя на сравнительно маленькую хитрую штуковину.

— Она может и небольшая, но дает наилучшие ощущения, — Джессика улыбнулась. — В то время как одна часть дразнит твою киску, другая пульсирует на твоем клиторе.

— Ух ты, — бездумно ответил я, думая о том, как здорово это наверно чувствуется.

— Действительно, «ух ты», — сказала Джессика. — Плюс с парой узких трусиков ты можешь носить их в любое время.

— Я бы никогда не….

— Никогда не говори «никогда», дорогая, — рекомендовала Джессика, потянувшись за гораздо большой игрушкой. — Потому что обладая этим, я буду пробовать его на тебе в следующую субботу.

Она протянула мне длинный фаллоимитатор с головками на обоих концах. Сначала я не могла понять, как он может быть использован, пока Джессика не объяснила:

— Это двусторонний фаллос, чтобы мы могли ебать друг друга, вагина в вагину.

Мое лицо, должно быть, было красным, как рубин, когда она добавила, забрав длинную «безделицу»:

— Шучу… наверное.

Она пожала плечами и потащила меня к бюстгальтерам и снова потрясла меня, когда обхватила мою грудь и спросила:

— 34b?

На моем лице отразилось выражение шока от ее очень точной оценки. Я кивнула:

— Как ты узнала?

Она пожала плечами:

— Талант.

Она осмотрела много разных бюстгальтеров, все из которых были намного сексуальнее, чем любой из тех, какими в настоящее время владела я, схватила три и сказала:

— Иди, примерь эти.

Я осторожно взяла лифчики и пошла в маленькую комнату для переодевания. Я надела белый кружевной бюстгальтер пуш-ап, который определенно увеличил мои маленькие груди. Это походило на проказы феи-сисек, которая махнула своей волшебной палочкой и дала мне грудь, о которой я всегда мечтала.

Пока я восхищалась своей новой грудью, в кабинку без приглашения влезла Джессика.

— Прелестно. Разве не удивительно, что одна крошечная часть дамского белья может сделать для тебя?

И хотя вдруг почувствовав себя уязвимой от лифчика, я притворилась уверенной.

— Это заставляет меня выглядеть, как будто у меня есть грудь.

— Хорошая, устойчивая, аппетитная грудка, — похвалила Джессика.

— Да, наверное, — ответила я, чувствуя себя неловко от комплимента.

— Повернись, — скомандовала она.

Я повиновалась и почувствовала, как она расстегнула бюстгальтер и бросила его на скамейку. Она потянулась, схватила второй и одела на меня, как будто я снова кукла Барби в человеческий рост.

Ее руки на мне были неловкими, но все же чувственными, вызвав бесспорное побуждение внизу.

Как только одев на меня светло-голубой бюстгальтер, она резким движением развернула меня лицом к зеркалу и сказала:

— Мило, очень мило.

Я посмотрела в свое отражение и вынуждена была согласиться: это было мило и как-то заставило меня выглядеть моложе.

Я почувствовала, как руки Джессики умело расстегнули лифчик и ощутила ее горячее дыхание на затылке, что вызвало еще большее покалывание внизу и сделали мои соски жесткими, как алмазы.

Одна ее рука не отпускала мою спину, а второй она схватила третий, черный лифчик и надела его на меня. Я думаю, что она увидела мои соски и покрасневшее лицо. Знала ли она, какое воздействие она оказывает на меня?

Вскоре она закрутилась вокруг меня и сказала:

— Ничего себе. Каждой девушке нужен сексуальный черный бюстгальтер.

— Что так? — спросила я.

— Посмотри сама, — сказала Джессика, указывая на зеркало.

Обернувшись, я посмотрела на себя и мне опять пришлось согласиться, что это подчеркивало мою грудь способами, о которых я раньше даже и не помышляла.

— Теперь хорошее черное платье «трахни меня», чулки и туфли на шпильках — и мужчины будут слюни пускать по тебе, — похвалила Джессика, прежде чем добавить с лукавой улыбкой: — И некоторые женщины тоже.

Сказав с промедлением последние слова, она оставила меня одну в комнате для переодевания.

Мои трусики были очень влажные и я должна была быстро успокоиться от моей удивительной реакции на прикосновения Джессики и одеться.

Я вернулась в магазин. Джессика держала в руках корзину с трусиками и колготками.

Она объяснила:

— Не знаю, присоединитесь ли вы к нам в эту субботу или нет, но ты должна иметь кое-какое пикантное белье. Я люблю, когда выхожу с Эдди в сексуальном, но уместном вечернем платье для коктейля, а под ним ношу высокие чулки до бедра, стринги и кружевной бюстгальтер. Или как я люблю говорить: оденься как леди на улице и шлюхой под… С тех пор, по-моему, я и та и другая. Я также думаю, что все женщины хотят быть замеченными в обоих ипостасях в глубине души, но большинство из них не уверены в своем теле или слишком беспокоятся о том, что общество может о них подумать.

Пытаясь произвести на нее впечатление, я сказал:

— Ну, тогда мне лучше взять ту игрушку, которую ты показала мне.

Она улыбнулась и пошутила:

— Из тебя может выйти хорошая блядь.

— Такая же хорошая, как ты? — съязвила я в ответ.

— Ну, такой уж никогда… — пошутила она в ответ, упираясь руками в свои бедра подобно примадонне.

Десять минут спустя я, потратив более чем 250 долларов, имела на руках три новых лифчика, шесть стринг, четыре пары чулок до бедра и новый вибратор we-vibe.

А еще через десять минут после этого мы сидели в креслах с вином в руках и болтали о работе, пациентах и мужском причудливом увлечении спортом. Наконец, на втором бокале, а я уже была навеселе из-за переутомления и переживаний, разговор вернулся к свинг-вечеринке.

Джессика спросила:

— Ну что, заинтересовалась по поводу сходить на тусу?

— Это может быть воздействие вина, но сейчас, черт возьми, да, я бы хотела, — ответила я (вино всегда ослабляло мои нравственные устои).

— Хорошо, я уже говорила тебе о единстве пар и нашей философии единобрачия, так что последняя часть — это испытание верности, — открылась она.

Я пытливо поинтересовалась:

— Что значит «испытание верности»?

— Ну, ты становишься покорным рабом человека, который привел тебя на ночь, — сказала Джессика с неярко выраженной улыбкой на лице.

Моя киска промочила мои трусики при нескромной мысли, а моим щекам вернулся рубиново-красный цвет.

Я собирался ответить, когда она добавила:

— Шучу… Если тебе не нравится эта идея, — а потом, помолчав, она объяснила настоящие Правила: — А если серьезно… Чтобы гарантировать полную лояльность и тайну, каждый из вас должен будет выполнить какое-то действие, которое будет записано на видеопленку.

— О боже, — ахнула я, уже довольно уверенная, что Мэтт никогда не согласится.

— Если вы предадите доверие группы, видео будет опубликовано, — пояснила она.

— А что ты сделала? — спросила я.

Она улыбнулась, явно с теплотой вспоминая свое испытание верности.

— Мне пришлось довести трех ребят и позволить каждому кончить на мое лицо, а затем мне пришлось трахнуть себя огурцом.

— О боже, — я задохнулась снова. — Я бы никогда этого не сделала.

Она улыбнулась:

— Смогла бы.

— Я так не думаю, — ответил я, хотя от такой идеи почувствовала покалывание во влагалище.

— Я могу сказать по выражению твоих глаз, что ты уже подумываешь об этом, — она правильно оценила мое состояние.

— Ну, девочка может и помечтать, — улыбнулась я в ответ, вино и разговор вместе разжигали давно потерянное желание.

Джессика удивила меня еще раз:

— Я очень сильно хочу трахнуть тебя.

— Что? — воскликнула я.

— Серьезно, — сказала она. — Я хочу поглотить тебя всю.

От такой лести у меня возникло видение, как Джессика пожирает меня целиком. Видя, что я напугана ее поведением и откровением, но не отвергаю ее, она добавила:

— У меня есть план.

— Какой? — любопытство снова перебороло меня.

— Ты и Мэтт приезжаете к нам домой в эту пятницу на пьянку, карточную игру и джакузи.

— Мы? — моя голова закружилась от тех возможностей, которые могут произойти в такую ночь.

— Да, и я не приму ответа «нет», — уверенно сказала она.

— Хорошо, — согласилась я неуверенно, не зная, во что я действительно впутываюсь, но так же взволнованная о возможностях неизвестного.

Ее сексуальная улыбка меня потрясла:

— И тогда будь что будет.

Мы допили вино и разошлись по домам до вероятного пятничного вечера, такого волнительного и страшного.

5. ПЕРЕСТУПАЯ ЧЕРТУ

Всю неделю я пыталась донести это до Мэтта, но все ни как не могла собраться с духом. За это время у нас один раз был секс, но, как обычно, он был буквально для того, чтобы не забыть, что это вообще такое. Весьма неохотно он согласился в пятницу пойти к Джессике. Я же, чем больше думала о Джес и свингерской гулянке, тем более возбужденной становилась.

Подошла пятница и так как погода была удивительно хороша, мы сидели на заднем дворе их дома, устроив барбекю и выпивая. Хорошей новостью было то, что Мэтт и Эдди нашли общий язык, разговаривая о футболе, бейсболе, автомобилях и фондовом рынке. Джессика и я оставили их общаться, а сами пошли внутрь дома, чтобы переодеться в купальники для принятия джакузи.

Джессика спросила, когда мы остались наедине:

— Ты подумала над моим предложением?

— Слишком много мыслей, — ответила я.

На лице Джессики появилась сексуальная улыбка:

— Ну, давай рассказывай.

Мое лицо покраснело от того, что, очевидно, подразумевается.

— Я готовлюсь к серьезным переменам в жизни, — призналась я, прежде чем добавить: — Мы занимались сексом лишь раз после нашей беседы, но мне пришлось подождать, пока он заснет, чтобы закончить то, что он не сделал.

— И о чем ты думала? — замурлыкала она со скрытым намеком.

— О многих вещах, — ответила я неопределенно.

Джессика присела передо мной, а ее соблазнительные глаза притягивают меня.

— А я была в твоих фантазиях?

Я нервно сглотнула и возбужденно пробормотала:

— Д-д-да, была.

— Мммммм, — она застонала так, что я не могу должным образом это объяснить, но мои колени ослабли, мое тело задрожало и я почувствовала покалывание в киске.

— Давай переоденемся в наши бикини, лапуля, — предложила она, схватила меня за руку и повела к себе в комнату. Я последовала, как влюбленный щенок.

Как только мы достигли ее комнаты, она сбросила одежду и оказалась нагой передо мной. Улыбнувшись, очевидно зная воздействие, которое оказала на меня, она спросила:

— Тебе нравится то, что ты видишь?

Я ответила, а мои щеки выдавали то, насколько ее нагота воздействовала на меня.

— Я не могу поверить, насколько крепко сложено у тебя тело.

Она пожала плечами:

— Я такой родилась.

— Ты не занимаешься на тренажерах? — спросила я недоверчиво.

— Только вверх и вниз на шесте Эдди, — улыбнулась она и добавила: — И конечно у меня есть супер-марафон раз в месяц.

— Ты такая испорченная, — дразнила я.

Наклонившись и давая мне прекрасный обзор на ее задницу, она потянулась за своим бикини. Оборачиваясь и шагая ко мне, она сказала:

— Ты можешь быть такой же испорченной девчонкой.

Она потянулась ко мне, а я напряглась в предвкушении ее поцелуя. Ее губы задела мои, прежде чем приблизились к моему уху:

— Все, что тебе нужно сделать — это сказать «да», — она закусила меня за мочку уха, потянула его, дразня, и приказала: — А сейчас переодеваться, настало время зарядить энергией эту ночь.

Я нервозно разделась по мере того, как она наблюдала. Как только я обнажилась, она похвалила меня:

— Труди, у тебя чертовски хорошее тело. Завтра все мужчины будут за тебя драться.

Я покраснела, взволнованная комплиментом, но не поверила этому.

— Если бы, я даже не могу заставить своего собственного мужа трахнуть меня, — вздохнула я.

Ее тон изменился и она начала браниться:

— Не смей играть на жалости. Мужчинам нужно разнообразие, будь то больше чем одна женщина или разные позы или что бы то ни было еще. Это твоя работа в качестве жены сохранять его счастливым точно так же, как его работа быть романтиком.

— Ну, если это так, мы как бы уволены, — сострила я.

— Что ж, пойдем спасать твою работу, — она улыбнулась, приблизилась и поцеловала меня. Я внезапно ослабла в коленях и начала таять.

Мгновение спустя она прервала поцелуй и игриво спросила:

— Ты готова повторить это на людях?

— Боже мой, я не знаю, — я колебалась.

— Это самое ужасное, что может случится? — спросила сексуальная бомба.

— Хм… — я промолчала, не зная ответ.

— Точно, — подтвердила Джессика. — Ваш брак в беде и я собираюсь помочь вам спасти его, трахнув вас. Одевай купальник.

Прежде чем я успела ответить, она оставила меня одной и ошеломленной ее последним заявлением. Тревога захлестнула меня, когда я одела бикини и приготовилась к неизвестному.

Пять минут спустя мы все вчетвером были в гидромассажной ванне, выпивая и болтая, как будто мы были друзьями на протяжении всей жизни. Через несколько минут рука Джессики оказалась на моей ноге, мгновенно вызвав у меня волнение и трепет. Она действительно собирается сделать что-то с моим мужем прямо здесь? Ответ пришел спустя несколько секунд, когда ее рука медленно двинулась вверх, пока она не оказалась между моих ног и не начала мягко теребить губки моей вагины. Я была благодарна, что находилась под водой, так что она не могла сказать, насколько влажной она меня сделала.

Следующие несколько минут я пыталась продолжить участие в разговоре, но отвлекалась на касания Джессики. Вдруг она сказала:

— Давайте поиграем.

Мэтт сказал:

— И во что?

— Правда или желание: если выбираешь первое — то должен ответить правду на заданный вопрос, если второе — то должен выполнить желание спросившего, — объяснила Джессика правила, а в это время ее палец продвигался внутрь моих трусиков.

Я ахнула, когда ее палец проник в меня. Мэтт это заметил.

— Ты в порядке?

— Д-д-да, — запнулась я, в то время как мое влагалище начало потихоньку заполняться пальцем Джессики. — Я просто не играла в правду или желание с тех пор, как была подростком.

— Я в игре, — сказал Эдди, зная, что его девушка собиралась делать.

— Я тоже, — согласился Мэтт.

— Ну, я думаю, у меня нет выыыыбора, — сказал я, растягивая последнее слово, так как Джессика пошевелила пальцем, находящемуся сейчас полностью во мне.

По взгляду Мэтта было понятно, что моим вздохом он был поставлен в тупик, а Эдди понимающе посмотрел на меня.

Джессика начала:

— Труди, правда или желание?

— Правда, — сказала я, испугавшись, что она может мне пожелать сделать.

Джессика с минуту рассматривала меня, прежде чем спросить:

— Когда ты в последний раз занималась сексом?

— Во вторник, — ответил я, благодарная ей за простой вопрос.

— Очередь Мэтта, — бодро объявила Джессика.

— Желание, — пожал он плечами.

Джессика сказала:

— Желание для обоих мужчин: хочу увидеть ваши «хоботки».

Эдди пожал плечами и быстро принял вызов, а Мэтт выглядел удивленным. Однако он заметил, что Эдди сделал это и последовал его примеру.

— Моя очередь, я полагаю, — улыбнулась Джессика. — Мэтт, спрашивай.

— Правда или желание? — спросил Мэтт, а его взгляд постоянно опускался на чувственные груди Джессики.

— Желание, — ответила Джессика.

— Ответное действие: я хочу, чтобы вы обе сняли свои бикини, — решился Мэтт.

Джессика засмеялась и повернулась ко мне. Ее палец выскользнул из меня и она протянула руку за мою спину, чтобы снять мой лифчик. Все мое тело дрожало от ее прикосновения, когда она пошутила:

— Давай покажем мальчикам, око за око.

Как только она освободила мою грудь от верха, я внезапно почувствовала бесстыдство и, наклонившись своими голыми грудями к ней, также сняла ее бюстгальтер. После того, как наши груди обнажились, я повернулась к ошеломленному мужу, который, держу пари, и не думал, что мы снимем верхние части бикини, и, улыбаясь, сказала с просачивающейся в голосе сексуальностью:

— Ну что, достаточно?

Мэтт был ошарашен, но Эдди взял быка за рога:

— Вы выполнили только половину желания, дамы.

Джессика приказала:

— Встань, моя дорогая.

— Неужели? — спросила я.

— Спор есть спор, — Джессика пожала плечами.

— Ладно, — согласилась я. Две эмоции — возбуждение и азарт, подпрыгивали во мне.

Я встала, Джессика опустилась на колени передо мной и дернула за узел шнурка, которым крепилась нижняя часть купальника. Она отпустила мои трусики в гидромассажную ванну, а сама задержалась у моей давно забытой волосатой пизде, которая оказалась прямо у нее перед лицом. Я не смела взглянуть на Мэтта, а сосредоточила взгляд на красивую молодую женщину, которой я полностью была очарована.

— Тебе нужно постричься, моя дорогая, — наконец-то съязвила Джессика, прежде чем встать и перейти к Мэтту. — Не окажешь мне чести?

Я быстро села обратно, так что моя мохнатка больше не демонстрировалось, хотя моя грудь была только частично покрыта пузырями.

Мэтт был ошеломлен, но, как и я, он старался не смотреть на ее супруга и получал удовольствие от красоты Джессики. Он дернул за шнурки и ее трусики быстро присоединились в воде к лифчику.

Мэтт не мог оторвать взгляда от промежности Джессики и я даже не уверена, чтобы он моргнул до тех пор, пока она не обернулась ко мне и не сказала:

— Эдди любит, когда у меня бритая раковинка.

Я, подобно Мэттту, смотрела на ее влагалище с благоговением. Я никогда не брила лобок. Хотя, по правде говоря, я подстригала его более года назад, но никогда не задумывалась сбрить ее налысо. Тем не менее, чувствуя озорное настроение, я сострила:

— Я думаю, что так облегчается возможность для куни.

— Хочешь попробовать? — спросила Джессика.

Момент истины был близок. В этот раз я прямо посмотрела на Мэтта. Он незаметно кивнул, давая мне разрешение сделать это.

Джессика села на край джакузи передо мной, при этом основная часть ее тела оказалась за пределами ванной, широко расставила ноги, и, взяв быка за рога, так как я продолжала медлить, сказала:

— Труди, я разрешаю тебе полакомиться моим цветком.

Я набрала в легкие побольше воздуха для уверенности, прежде чем подалась вперед и приняла вызов.

Я услышала, как Джессика приказала:

— Мэтт, прошу, обними меня, чтобы я не упала.

Я думаю, что Мэтт сделал это, так как какой же парень откажется от возможности потрогать ее обнаженное тело. Я же неуверенно лизнула ее киску. Предполагаю, что вкус был бы совершенно иной, если бы она не была сперва в горячей ванне, так как сначала я не чувствовала никакого вкуса. Когда мой язык двигался взад и вперед между губами ее пещерки, я начала чувствовать влагу и поняла, что стала автором… возбуждения… что она сексуально возбуждалась из-за меня. Я просто пыталась сделать то, чтобы мне самой понравилось бы, если бы на месте Джессики была бы я, разогревая с медленным облизыванием ее половые губы, а затем с помощью агрессивной атаки ласкала клитор.

Как только я взяла ее клитор в рот, она застонала:

— Вот это да, Труди. Ты прирожденная кунилингщица.

Холодок пробежал по моей спине, даже как-то быстро вернув меня к реальности, что я лизала киску женщине, в то время как мой муж поддерживал ее.

— Мэтт, — спросила она застенчиво. — Тебе нравится смотреть, как твоя жена ласкает чужую пусечку?

Я напряглась, поскольку ждала его ответ. Что он скажет? Был ли он в шоке?

— Д-д-да, — проговорил он после непродолжительной паузы, которая мгновенно меня расслабила, поскольку я всосала ее раздутый клитор между губами.

— Хорошо, потому что теперь я планирую частенько пользоваться твоей хорошенькой женушкой, чтобы доставить себе удовольствие,- объяснила Джессика, показывая, как далеко она может подтолкнуть моего недоумевающего мужа.

— Меня устраивает, — ответил он, явно принимая личность Джессики и чувственность, которую она получила от меня.

— Хоороошоо, — простонала Джессика, ее дыхание становилось все более хаотичным. — Потому что у меня есть неприииличные вииииды для ваааас двоиииих, — закричала она, а потом схватила мою голову и потянула мое лицо глубоко в свое влагалище.

Ливень эякулята вырвался из нее на мое лицо. Я жадно лизала этот неповторимый экзотический вкус, который заставил меня мгновенно осознать, что теперь я упаду на колени, чтобы испытать ее деликатес от одного щелчка пальца… в любое время и в любом месте.

В конце концов, она отпустила мою голову и спросила:

— Тебе понравился мой пирожок, Труди?

— Боже, да, — призналась я, уже даже отдаленно не беспокоясь играть невинную девочку для мужа.

— Ты была очень хороша, — похвалила она.

— Спасибо, — ответила я, хотя это звучало странно в моих устах.

Затем она насмешливо спросила, глядя на меня:

— Мэтт, это твой член тыкается сзади?

Мэтт пробормотал:

— Да-а-а, и-и-извини.

— Говори правду, Мэтт. Ты хочешь меня трахнуть? — спросила она, поворачивая голову, чтобы посмотреть на него.

Я не могла видеть его лица из своей позиции, по-прежнему находясь между ног Джессики, но знала, что он пытался решить, как образом ответить.

Я подтолкнула его, напоминая:

— Милый, правду, говори только правду.

Джессика добавила:

— Да, мне нужно знать, ты собираешься выебать меня или это опять сделает Эдди?

Эдди добавил:

— Не тушуйся, мы уже давно занимаемся свингом, так что все зависит от твоего решения.

— Да, я хочу трахнуть тебя, — Мэтт наконец-то признался и такого голода в голосе я не слышала уже давно.

— В киску или попку? — спросила она.

— В оба отверстия, — быстро ответил Мэтт как о ничего не значащем моменте.

— Ну тогда не стой просто так и трахни меня, — сказала Джессика, опускаясь рядом со мной на колени в горячую ванну.

Мэтт, опять, как и я раньше, избегая зрительного контакта со мной, двинулся за ней. К сожалению, ее влагалище было все еще в воде, поэтому я не могла видеть его проникновение в нее, но выражение его лица сказало мне, что он был внутри.

Джессика приказала:

— Труди, хочу, чтобы твоя пизда оказалась сейчас передо мной.

Я не заставила этого дважды повторять: вылезла из ванны, перебежала к ней, села на бортик и развела ноги, взволнованная тем, что двое мужчин увидят, как мне будут делать куни.

Джессика сказала:

— Эту писечку надо привести в порядок.

— Все, что скажешь, — ответила я без колебаний.

— Занятный выбор слов, — замурлыкала Джессика.

Я уставилась на Мэтта, который, наконец, посмотрел на меня и сказал:

— Ну, почти все.

— «Почти все» — это довольно много, — указала она, пока мой муж трахнул ее.

— Это так, — игриво согласилась я.

Джессика повернулась к Мэтту и сказала:

— Я не твоя жена, не занимайся любовью со мной, а трахни, заставь зарыться моему лицу в ее заброшенной пизде.

Я подумала, как Мэтт отнесется к ее словам, но мне было все равно. Я любила его, но и нуждалась в этом. Джессика вернулась к моей пизде и нырнула между моих ног.

Она облизывала мои половые губки сначала медленно, как хотела я, хотя это и было сложно, так как все ее лицо стучало об меня, так как Мэтт начал жестче трахать ее.

Я смотрела на Мэтта, как будто не видела почти год, как он трахал ее и даже начал приговаривать, вводя свой член в ее вагину и одновременно с этим ударяя лицо Джессики об меня:

— Так достаточно сильно?

— Жестче, черт побери, — ответила она, явно наслаждаясь членом моего мужа, двигавшегося в ней.

Эдди рассмеялся:

— Она ненасытна и ей невозможно угодить.

— Это не праааавда, — простонала она. — Я просто люблю заставлять вас, лохов, работать…

Я мельком взглянула на Эдди, который сидел в джакузи сбоку от нас и наблюдал за своей подружкой, развлекающейся в тройке и где не было его. Его большой член был твердым как камень и, казалось, был направлен прямо на меня, будто подзывая.

Овладев ситуацией, я сказала:

— Оставлю-ка я ротик Джессики на сладкое. Я вижу кое-что еще, что требует внимания.

Джессика улыбнулась, поняв мгновенно мои намерения — «око за око».

Я улыбалась по мере того, как приближалась к Эдди и его крану. Действительно, «зуб за зуб». Но сперва я придвинулась к Мэтту и поцеловала его. Обрывая поцелуй, я прошептала:

— Я хочу увидеть, как ты ее трахнешь в жопу.

— Ой, что бы сделать, чтобы угодить жене, — пошутил он.

— Запомни эти слова, — съязвила я в ответ, подошла к Эдди и, упав на колени, молча раскрыла губы над его жестким стержнем.

— Ох, чертовка, — простонал тот, так как я не стала терять время с любезностями и с ходу взяла его шестидюймовый член в свой рот. Я не была уверена, что могла бы взять все восемь, но была уверена, что готова попробовать.

Приподнимаясь вверх и опускаясь вниз на хер Эдди, медленно, но верно, я все больше и больше брала его в свои уста. Постоянные же стоны Джессики были даже сексуальнее, чем у меня.

У меня был почти вся его шишка во рту, когда он приказал:

— Садись на меня, шлюха.

Раньше, во время секса, меня никогда не называли блядью. И хотя за всю свою жизнь я и не была феминисткой, но мне никогда не нравилось, когда это слово употреблялось так обильно. Мэтт знал, как сильно я презирала это слово и никогда не использовал его. Однако на этот раз это только заводило меня. На данный момент я была шлюхой, сдающейся без колебаний или значимости своим сексуальным желаниям. Я быстро повиновалась, вылезла из горячей ванной и неуклюже оседлала его ракету. И хотя я также ненавидела быть сверху, более предпочитая миссионерскую позу, по-собачьи или на боку, в очередной раз я просто делая так, как мне сказали, увеличивая сексуальное стимулирование этой ситуации.

Я медленно опускалась и громко застонала, когда член заскользил во мне. С этой позиции я могла трахать Эдди и наблюдать, как Мэтт ебет Джессику. В конце концов Джес приказала:

— Сядь на край ванны, мой жиголо.

Я слегка посмеялась над Мэттом, которого назвали жиголо. Конечно, он не колебался и теперь сидел прямо напротив меня, наблюдая, как я полностью заполняюсь членом на два дюйма больше, чем у него.

Его член, как и член Эдди, приветствовал нас, а Джессика повторила мою позу, широко расставив ноги над моим мужем. Но была и одна большая разница — она медленно ввела хер Мэтта в свою задницу. Я смотрела на них обоих в страхе и зависти — как просто и как легко она взяла хуй в жопу. Быть трахнутой в анал всегда было моей тайной фантазией, но кроме пальцев и очень эпической неудачи по пьяни в колледже, результатом которого стало то, что это отверстие работало только на выход.

— Ты когда-нибудь трахал женщину в жопу? — спросила Джессика один раз, как только член Мэтта полностью скрылся внутри ее.

— Неееет, — простонал он, явно в эйфории на то, что в данный момент происходило с ним.

Наблюдение за Джессикой, которая медленно двигалась на половом органе моего мужа, возбудило меня и я начала подпрыгивать вверх и вниз на длинном, толстом пруте Эдди, который полностью заполнил меня. Каждый нисходящий сильный удар достигал во мне новые глубины, принося новые ощущения.

Всего через пару минут, которые его член доила задница Джессика, Мэтт хрюкнул и предупредил:

— Я собираюсь кончить.

Джессика соскочила с его члена и начала яростно дрочить его.

— Хочешь кончить на мое лицо?

— Дааааа, — застонал Мэтт. Это я еще никогда не делала и сейчас начала понимать, насколько неопытная я в действительности была.

Эдди тем временем приказал:

— Сожми пизду и обними мой член, шлюха.

— Ааааа, — стонала я. Мой оргазм был близок, я попыталась сосредоточиться на доение его члена, все это время наблюдая за происходящей прямо передо мной сценой. Я сжала влагалище насколько могла, пытаясь почаще скользить по его органу и самой быстрее дойти до оргазма.

— Аааааааааах, — пробормотал Мэтт, разбрызгивая своей спермой по лицу Джессики и ее открытому рту.

— Как долго ты сдерживался, жеребец? — спросила она, когда пять потоков спермы покрыли ее лицо.

— Очень долго, — ответил он, в то время как Джессика засунула его член, который только что был в ее заднице, глубоко в горло.

Непристойная сцена была уже слишком для меня, как и темп и великолепный член внутри меня, что я закричала:

— Чееееееерт, я кончаююююю.

Эдди, приподняв меня и держа свой член в моей вагине, опустил мое тело на край джакузи и начал жестче трахать меня. Глубокие грубые трамбования его члена в мой организм доводило меня до оргазмов, которые я не испытывала когда-либо раньше и я бессвязно лепетала:

— О Боже, да, блядь, я люблю твой член, используй меня, ааааа, да, чееееерт, я твоя шлююююхааа.

Я не могла поверить, что сама себя называла «шлюха», но это именно то, что я чувствовала в тот момент и это было радостное чувство.

Несколько минут спустя, когда мой оргазм, наконец, спал, Эдди потребовал:

— Закончи дело минетом, шлюшка.

Я быстро повиновалась, нехотя позволяя его члену выскользнуть из моей хорошо выебанной пизды и взяла его в рот. Я с жадностью покачивалась взад и вперед, пытаясь закончить то, что начала раньше, пытаясь взять все восемь сантиметров его толстого члена в свой рот.

— Да, прими его всего, как хорошая маленькая блядь, Труди, — простонал он.

С этим поощрением мне нужно было взять в рот последние полдюйма.

Джессика похвалила:

— Черт, Труди, для сексуально скованной женщины ты действительно нетерпелива.

— Ты хочешь мою сперму, шлюшка? — спросил Эдди, вытащив из моего рта член и начав его дрочить.

Я не колебалась и не желая ничего большего, чем позволить ему кончить туда, куда он хочет.

— Как никогда не хотела в своей жизни, сэр.

Я не осознанно сказала «сэр», но к счастью никто ничего не сказал.

— Твоя жена позволяет тебе кончать на ее симпатичное личико твоим семенем? — спросил Эдди у Мэтта.

— Никогда, — ответил Мэтт, а тон его голоса подразумевал, что я должна.

— Ты позволишь мне полностью разрядиться на твоем личике? — спросил Эдди, посмотрев на меня.

Раздраженная комментарием Мэтта, я ответила:

— Куда захочешь — на лицо, сиськи или в пизду.

— Как насчет твоей милой маленькой попки? — задал он вопрос.

Я запнулась, поняв, что загнала сама себя в этот угол:

— Я… Я… Я никогда не делала этого раньше.

Эдди сказал Джессике:

— Ну, теперь мы знаем, какова у нее будет инициация.

— Это точно, — согласилась Джессика, приближаясь к члену к своего парня и погладив его.

— Открой рот шире, Труди.

Я повиновалась, раскрыв рот для жидкости, которую я жаждала.

Через несколько секунд, а показалось, что через целую вечность, он выстрелил как из пушки, ударив меня по лбу. Второй раз он ударил мне между глаз, а третья порция попала прямо в мой рот. Я жадно проглотила небольшую часть семени, остальное разбрызгалось на мою шею и грудь.

— Мы не можем впустую тратить сперму Эдди, — улыбнулся Джессика и лицом, покрытым соком Мэтта, наклонилась вперед и лизнула сперму на моей груди, а затем перешла на мою шею. Ее горячее дыхание разогревало меня снова и снова по мере того, как она медленно двигалась вверх по моему телу, чтобы слизать сперму Эдди. Мое тело задрожало от ее прикосновений по мере того, как она приблизилась к моим губам и поцеловала меня. Она начала нежно, но вскоре мы целовались, как в первый раз два подростка, не желающих, чтобы это закончилось. Наши языки ласкались в рту и даже наши руки исследовали тела друг друга.

Когда мы наконец оторвались друг от друга, мужчины наполнили бокалы. Сидя рядом с нашими вторыми половинками, обе с лицами в липкой спермой, Джессика сказала:

— Итак, Мэтт, ты пойдешь завтра с нами в гости?

— Куда? — спросил он.

— На свинг-вечеринку, — ответила она.

Мэтт поперхнулся. Джес и Эдди рассмеялись. Джессика подробно объяснила все, что она уже говорила мне, а Эдди добавил еще кое-какую информацию. Я опустила руку под воду и схватила за член мужа, который снова был жестким и гладила его, пока он выслушал все.

Джес закончила, добавив, что я говорила ей о том, как наш брак стал сексуально застаиваться и что она предложила свингер-вечеринки в качестве лечебного средства.

Я сказала, стараясь смягчить формулировку:

— Я просто сказала, что мы потеряли творческую искру, которую раньше имели.

— Я догадывался об этом, — согласился Мэтт.

— Так ты с нами? — спросила Джессика.

— Ты действительно хочешь это? — спросил меня Мэтт.

— Если и ты хочешь, — ответила я.

Мэтт сказал:

— Не верится, что я не хотел идти сюда сегодня.

— Ты не думал, что можешь увидеть секс своей жены, трахнуть в жопу ее подругу и что вам будет предложено войти в очень эксклюзивную свинг-группу? — пошутила Джессика.

— Я больше думал, как притвориться занятым, чтобы остаться дома и посмотреть телевизор, — ответил Мэтт, прежде чем шутить: — Но и это тоже нормально.

— Прохвост, — сказала Джессика игриво.

— Кто бы говорил! — язвительно заметил Мэтт. Он вернулся, мой старый остроумный супруг внезапно вернулся из бездны.

— Значит, будем считать, что «да», — сказал Эдди.

— Да, черт возьми, — согласился Мэтт.

Прилив эмоций пробежал по мне, в результате чего я переместилась на него сверху и медленно начала оседать на хуй своего мужа.

— Шлюха, — сказала Джессика.

— Кто бы говорил! — парировала я, повторяя слова мужа.

— Всего один вопрос, — спросил Мэтт.

— Все что угодно — сказала Джессика, когда оседлала Эдди.

— Каким будет посвящение?

— Не известно, — ответил Эдди. — Я догадываюсь, что как только Джессика скажет Директрисе, что Ваша жена — анальная девственница, она будет полна решимости изменить эту ситуацию.

— И меня? — казалось, что для него было в порядке вещей, что жену изнасилует в жопу незнакомец.

— Ты когда-нибудь сосал член? — спросил Эдди.

— О, Боже, нет, — ахнул мой муж.

— Шучу, — Эдди рассмеялся, прежде чем добавить: — Есть несколько би-мужчины в группе. В любом случае, у них есть несколько женщин, которые отчаянно любят трахаться и выебешь одну или несколько из них.

— Звучит заманчиво, — Мэтт пожал плечами.

— У меня был секс с семидесятилетней, — раскрылся Эдди прежде чем добавить: — а затем мне пришлось слизывать свою сперму из ее колодца.

— Блядь, снова трахаешь мои мозги? — нервно спросил мой муженек.

— Нет, важно, чтобы у них на вас были настолько компрометирующие доказательства, чтобы они были уверены, что вы никогда не предадите группу, — объяснил Эдди.

Джессика же, пока ее большие сиськи двигаясь вверх и вниз,спросила:

— Что скажешь, жеребец?

— Если жена «за», то и я «за», — сказал он.

— Я «зааааа», — простонала я, подпрыгивая на его члене.

— Тогда слезай с его хера прямо сейчас, — приказала Джессика.

— Но я скоро кончу, — запротестовала я.

— Никакого секса до завтрашнего вечера. Вы нам нужны жадные до ебли, как в преисподне, и нужен твой муженек с таким количеством груза, как это только возможно, — сказала Джессика. — Женщины в клубе очень ненасытны.

— Похоже, что так, — сказала я, скрепя сердце слезая с поршня Мэтта.

Мы немного поболтали, прежде чем одеться и договорились встретиться в 20:30 в их доме, чтобы вместе пойти на вечеринку.

По пути домой я воздержалась от желания наклонить голову и пососать его член. Мы совсем не разговаривали и двигались в тиши, думая о прошедшем дне и о вечере, который предстоял впереди…

Вам понравилось?

Жми смайлик, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *