Инцест — дело сами знаете какое

0
(0)

Как начинается ваш новый день? Искренне желаю, чтобы не так, как мой! Особенно чтобы не так, как сегодняшний!
Среда, десять утра. Проспав первую пару, я потерял всякое желание явиться на вторую. Спортзал был закрыт по причине санитарного дня, а значит даже накопившиеся эмоции выплеснуть негде. А поскольку все нормальные люди, в отличии от меня, уже на учебе или работе, то даже позвать погулять некого! День обещает быть длинным и скучным.
Недовольно провалявшись на широкой двуспальной кровати до одиннадцати, я соскочил с постели, натянул майку с шортами и направился в ванную. Родителей конечно же уже не было дома. Но, к моему удивлению, в коридоре я пересекся с младшей сестрой.
Мы встретились взглядом одинаковых зеленых глаз, и по нему я понял, что моим присутствием она озадачена не меньше.
— А почему ты не на учебе?! – закономерно спросила Ада.
— Проспал, — сломлено признался я.
— Ага! А вчера ворчал, чтобы тебе никто не мешал готовить доклад, — тут же запричитала она.
— Так я потому и проспал, что полночи готовился! – раздраженно объяснил я. – Пока просто не отрубился, забыв про будильник!
Ада сдержанно посмеялась, словно этот случай показался ей больше забавным, чем неудачным.
Она уже повернулась в сторону ванны, но вспомнила, что в нее направлялся и я.
— Тебе туда надо? – быстро спросила она.
— Погоди, — резко осенило меня. – А ты почему не пошла на учебу?
Сестра вдруг помрачнела, неготовая к такому вопросу. Видимо она совсем не допускала, что дома останется кто-то еще и придется объяснять свое присутствие. В конце концов она решила ничего не придумывать и, виновато опустив глаза, медленно призналась:
— Просто… так захотела.
Просто так захотела! Вот бы и я мог позволить себе пропускать половину семестра потому что просто так захотел! Но увы, в отличие от сестры, я учился не в шараге, где достаточно появляться на парах раз в месяц, а в «престижной» академии. Так что не мог ругать Аду за то, что она использует возможность, которой нет у меня.
— И чем ты будешь заниматься весь день? – неожиданно для себя поинтересовался я.
Лицо сестры как-то подозрительно изменилось.
— Я… найду чем. Всегда же как-то нахожу…
Но Ада не умела врать, что я прекрасно знал. По ее интонации я отчетливо понял, что она уже заранее решила, чем займется, но не желал или просто стеснялась признаться. Мне не хотелось мучить ее, и я не стал вытягивать правду. Сейчас мне хотелось только поскорее умыться и придумать, чем же я буду спасать свой так ужасно начавшийся день.
Наспех приняв душ и почистив зубы, я зачесал жесткие черные волосы назад, оставив аккуратный пробор на левом боку, и освободил ванную, которую тут же вслед за мной заняла сестра. Я же направился на кухню, где заварил кофе и принялся утолять голод. Овсянка, яблоко, стакан молока, пару орехов – завтрак у меня всегда был что надо! Днем я почти никогда не успеваю перекусить, так что утром стараюсь насытиться на долгие часы вперед.
Плюс постоянные тренировки ничего не принесут, если хотя бы не пытаться питаться правильно. Не очень высокий, но коренастый и широкоплечий, в последнее время я прибавил еще пару килограмм мышц, сохранив при этом достойный рельеф. На звание «Мистер Олимпия», конечно, не претендовал, но поразить очередную студентку фоткой голого торса или справиться с нелегкой физической работой готов был всегда.
Как только мой прием пищи закончился, Ада вышла из ванной в свободном топике и обтягивающих шортиках и открыла холодильник. Ее завтрак только начинался.
— Мы так и будем все делать по очереди? – улыбнулся я.
— Ну ты же всегда на шаг впереди! – иронично усмехнулась она.
Оно и верно. Мы родились с разницей меньше, чем в два года, и сестренка словно всю жизнь шла по рельсам, проложенным мной – детский сад, школа, универ… Мы и внешне то не сильно отличались – одинаковые зеленые глаза, черные волосы, рост, мягкие черты лица и светлая кожа.
Сестра потянулась на полку и достала свое любимое лакомство – блины с бананом и шоколадной пастой. Такое лакомство всегда имелось в холодильнике, так как она готова была питаться им сколько угодно! В отличии от меня Ада не следила за рационом, да и в принципе слабо волновалась о своем здоровье. Поэтому я всегда поражался, как ей удавалось сохранять такую шикарную фигуру – стройные длинные ножки и подтянутый животик, очаровательно открывавшийся из-под топа.
Мне не стыдно признаться, что иногда у меня в голове возникали сами понимаете какие мысли. Думаю, любой брат, по крайней мере старший, хотя бы раз допускал подобные мысли в отношении своей сестры. А уж если твоя сестра такая же соблазнительная, как моя – такие мысли возникали бы у тебя неоднократно!
Но не подумайте, что я грезил этим и надеялся склонить ее. Просто в какой-то момент решил, что, если мне представиться возможность заняться сексом с Адой – я не откажусь от нее. Сам же я даже не рискну предложить самостоятельно, ведь даже не представляю, как она на это отреагирует! Если отрицательно, что не так уж маловероятно, то в лучшем случае просто перестанет ходить по дому в такой открытой одежде, чтобы старший братик-извращенец лишний раз не пялился на нее! А мне ведь этого так не хочется…
Решив, что пора отвлечься от этих мыслей и перестать наслаждаться видом тела сестры, я залпом допил кофе и вернулся в свою комнату.
Не придумав ничего интереснее, я запустил фоном очередной сезон Игры Престолов, который недавно вознамерился пересмотреть, а сам облазил все свои соцсети. Через полчаса мне надоело и я, только лишь от нечего делать, пошел на кухню заваривать чай. В квартире царила тишина, нарушаемая только моими действиями.
Ада закрылась у себя в комнате, но оттуда почему-то не доносилось ни звука. У меня было только одно предположение, чем она там занималась. Можно даже не говорить. Видимо, это только доказывает, что я совсем испорченный!
Но может быть правильнее считать испорченными тех, кто видит в этом что-то плохое – я же совсем не такой. Периодически, когда сестра удалялась от комнаты, пару раз мне даже удавалось высмотреть через неприкрытую дверь гель-смазку возле ее кровати, которую она, по всей видимости, иногда забывала прятать после «использования».
Но никогда я не видел в этом повод посмеяться над ней. И не только потому что сам порой грешил таким занятием. Мне всегда казалось, что это эстетически красиво – когда девушка удовлетворяет себя.
И все же почему-то мне захотелось проверить, действительно ли верны мои догадки. Я максимально тихо подкрался к двери ее комнаты и приложил ухо к косяку.
Тогда мне удалось уловить характерный приглушенный стон. Почему-то в этот момент мне даже захотелось поругать себя. Ведь если бы я не проспал и пошел на учебу – Аде, оставшейся одной в квартире, не пришлось бы сдерживаться. А если бы я еще и скрыл свое присутствие, не выдав его сестре утром – то и сам бы насладился ее стонами в полной мере…
Конечно, было бы заманчиво попытаться приоткрыть дверь и полюбоваться ее голым телом и стараниями, но я прекрасно понимал, что незаметно это можно сделать разве что в порно! И только в этих же самых порно, когда братик и сестра палят друг друга за мастурбацией, у них начинается секс. В жизни, увы, немного сложнее! Хотя откуда мне точно знать? Я же не проверял…
Я бы так и продолжил стоять и наслаждаться стонами Ады столько, сколько они готовы были из нее вырываться, но понимал, что рано или поздно какое-нибудь неловкое движение выдаст меня, так что лучше уйти, пока не поздно. Так же бесшумно я удалился от ее двери и вернулся в свою комнату.
Там я довольно быстро забыл о сестре, снова залипнув в сериал и соцсети, однако не прошло и пятнадцати минут, как она сама напомнила о себе, осторожно постучавшись в дверь.
— Заходи, — ответил я.
Такое у нас было взаимное уважение – мы почитали личное пространство друг друга и не нарушали его без стука и последующего разрешения войти. Очень удобно заниматься кое-какими вещами, не боясь, что тебя за этим застанут!
Ада довольно скованно перешагнула порог. Как не пыталась она не палиться, но ее взгляд так и кричал, чем она только что занималась. Я же сделал ничего не подозревающее лицо, чтобы сестре не пришлось краснеть, но ей все равно было трудно сказать, зачем она пришла.
— У тебя… еще осталась камера? – осевшим голосом спросила Ада.
— Камера?! – ошарашено переспросил я, чуть ну уронив на себя телефон.
Внутри меня передернуло. Разумеется, у меня возникло только одно предположение, что она хотела на нее записать!
— Камера, камера, — подтвердила сестра, удивившись моей реакцией.
Но я, перевозбужденный от происходящего, подскочил с кровати, и вопрос сам собой сорвался с моего языка:
— А что ты хочешь снять на видео?!
Но Ада, готовая к такому, лживо отвела взгляд в стену и как-бы невзначай ответила:
— Я хочу станцевать и увидеть, как это выглядит со стороны.
Умная сестричка! Приготовила ответ заранее. Ну хорошо, так даже лучше – сделаю вид, что поверил, и нам обоим не придется краснеть.
— Ладно, сейчас.
Порывшись в шкафу, я достал из него ультразум и протянул его сестре.
— Пасиба! – принимая камеру, весело улыбнулась она.
У меня же остался только один вопрос, задать который не было рискованно:
— А тебе недостаточно просто снять на телефон?
— Не-е, — ехидно усмехнулась Ада. – Мне нужно максимально четкое изображение!
Последние слова она сказала с такой выразительностью, что я не мог не посмеяться:
— Ну тогда видос только потом удалить не забудь, а то я и увижу все в мельчайших подробностях!
А про себя подумал, что это было бы очень даже классно.
— Что?! – пораженно вздохнула сестра.
Лишь спустя мгновенье я сам понял, что сказал, и внутри у меня все застыло. Вот я и спалился. Дурак!
Я неуверенно поднял глаза на сестру. Она стояла столбом и смотрела на меня так, словно я поймал ее на месте преступления. В следующий миг ее багровое лицо выразило крайнее смущение, которое очень быстро сменилось на возмущение. Она скрестила руки, в одной из который так и сжимала камеру, и недовольно нахмурилась:
— Та-а-а-ак! А кто-то подсматривает!
— Я не подсматривал. Просто… услышал, — сгорая от стыда, пытался оправдаться я.
Складывалось ощущение, что это не меня, а ее поймали за постыдным занятием!
— Не надо, у нас не картонные двери! Ты бы не услышал просто случайно.
— Я просто догадался. Ну и… решил убедиться.
Представляю, как нелепо прозвучало мое объяснение, и ошеломленный взгляд Ады это подтверждал. Она всегда выглядела такой смешной, когда злилась, но сейчас мне было совсем не до смеха. Мы некоторое время так и стояли в дверях моей комнаты, не представляя, как разрядить обстановку. В конце концов сестра тяжело вздохнула и протянула камеру обратно мне.
— Чего ты? – удивился я.
— Ну, ты, наверное, не хочешь, чтобы я ее так использовала, — не поднимая глаз, объяснила она.
— Делай с ней, что собиралась, — сухо ответил я.
Но это прозвучало нелепо. Да, сейчас она со спокойной совестью снова закроется в комнате, поласкает себя второй раз, но уже под запись, посмотрит на это, и с чистой душой вернет камеру заботливому братику, который в курсе этого и совсем не против! Конечно! Эпичнее может быть только если он попросит все-таки не удалять видео!
— Да ты не подумай, я это… я так просто заработать хочу, — виновато призналась она.
— Ну это уже не мое… что?!
Шокированный ее словами, я мигом забыл про смущение и неловкость ситуации. По взгляду Ады я понял, что она не особо хорошо подумала, прежде чем сейчас признаться мне, и теперь не знала, что добавить к уже сказанному.
— Ты продаешь свои видео?! – переспросил я, напрочь забыв, что это меня не касается.
— Ну а что такого? – развела руками сестра. – Там же не будет видно моего лица.
Этими словами она будто успокаивала саму себя.
— Конечно! Там будет видно кое-что поинтереснее! – выругался я.
— Ты вроде бы собирался сказать, что это уже не твое дело! – снова возмутившись, напомнила она.
— Да… не мое, — согласился я.
Внутри меня кипело любопытство, но я понимал, что если сейчас просто завалю Аду вопросами, то она не ответит ни на один из них.
— Мне просто интересно, как ты пришла к такому, — осторожно намекнул я, стараясь, чтобы в моем голосе не было ни капли осуждения.
Ада глубоко вздохнула и выложила все как есть:
— Да я сама не до конца понимаю, как пришла к такому! Нашла прикольный паблик с легкой эротикой, куда подписчицы сами свои фото выкладывают. За час по сто лайков набирают. Вот мне и захотелось проверить сколько я наберу. Вчера вечером выложила свои фотки. Не голые – в нижнем белье.
— И много собрала? – заодно поинтересовался я.
Сестра улыбнулась и немного расслабилась, облокотившись на косяк.
— Прилично. Для первого раза нормально. Так ведь не в этом дело! Мне подписчики этого паблика всю личку засрали! Пойдем, посмотришь на это.
Очень скоро мы оказались в ее комнате, и Ада зашла с ноутбука в свой профиль. Вся лента диалогов пестрела непрочитанными сообщениями от пользователей, наткнувшихся на ее фотки, которые при этом еще и продолжали поступать.
— И ведь дура, не догадалась анонимно выложить! – поругала себя она.
Я пролистал ленту вниз и чуть не поперхнулся. Этим «Привет», «Здарова» «Познакомимся?» конца не было! Сестра бы чисто физически не смогла пообщаться с каждый из желающих. Новые сообщения поступали каждые минуты две максимум, и только пока она демонстрировала мне это безобразие, пришло еще два новых.
Представляю, в какой шок пришла Ада, когда все началось. Одновременно я готов был и посочувствовать, и посмеяться из-за нелепости происходящего.
— И чего им всем надо? – спросил я, хоть и сам уже прекрасно все понимал.
— Догадайся! Им мало моих фоток в белье, они хотят увидеть меня без него!
У меня было достаточно подруг, которым постоянно пишут такие же люди, поэтому я нисколько не удивился.
— И, блять, каждый второй почему-то думает, что я должна скинуть себя только потому что он просит! – поворчала сестра, рухнув на такую же, как и у меня, кровать. — А другая половина просто сразу кидает фото члена и уже только потом предлагает ответ. Знаешь, меня вот бесит не то, как их много, а насколько они все тупые!
Тут я не мог с ней не согласиться. Притом, что я сам был парнем, логика таких дрочеров оставалась неясной даже для меня!
— Но как это связано с тем, что ты решила продать свои фото? – напомнил я.
Ада, уже и забывшая, зачем мне все это рассказала, села на край кровати, скрестив ноги.
— А! Ну и в общем, один из них оказался умнее остальных, и хотя бы предложил мне деньги за фото. Я отказалась. Но потом он… предложил больше…
Я бросил на сестру неодобрительный взгляд и она, признав, что это, скорее всего, заслуженно, виновато опустила глаза. Извините, но я понимаю, когда свое тело за деньги показывают девчонки, которым не на что жить или срочно нужны деньги, но наши родители достаточно зарабатывали, чтобы ей не приходилось заниматься подобным.
— И ты согласилась?
— Ну. Типа да.
— За сколько.
— А вот это уже неважно! – резко оживилась Ада.
Я сделал вид что это не особо то меня и волновало.
— Просто любопытно во сколько ты себя оценила.
— Прилично оценила, — как можно увереннее заверила сестра. – И да, это не значит, что я теперь порномодель и буду постоянно этим заниматься. Скорее всего это будет единственный раз.
— Скорее всего?!
— Я не могу… да и не должна ничего обещать! Я так и сказала ему, что видео – это последнее, что он получит. А он мне – что в таком случае пусть оно будет максимально хорошего качества.
— Ну разумеется! Он же его на какой-нибудь порно-сайт сольет и сам деньги.
Ада ненадолго призадумалась, а потом равнодушно пожала плечами.
— Ну это уже его дело.
Безразличие сестры меня слегка озадачило. Я вопросительно посмотрел на нее, но своей улыбкой она дала понять, что понимает, о чем говорит.
— Ну и пусть выкладывает. Жизнь мне это не испортит, и никто не узнает.
— Уверена?!
— Ты знаешь, что по статистике каждая сотая девушка хотя бы раз снималась в порно? Прикинь сколько таких каждый день проходят мимо тебя. И как, многих узнаешь?
Я поразмыслил над ее словами и неохотно согласился. Не знаю, откуда она взяла эту статистику, но если учесть общеизвестный факт, что большая часть всего интернета – порно, то все более-менее сходится. Не говоря уже о том, что и в жизни меня окружают девушки, которые в свое время светились на порно-сайтах, но о каждой из них я знаю это лишь потому что они мне сами проговаривались.
Видимо, стоит признать, что в этом случае Ада не поступила как легкомысленная девочка, а действительно взвесила все за и против.
— Так что? Мне не мешать тебе… сотворить последний шедевр?
Но она лишь помрачнела. То, что я не имел ничего против мало могло ее успокоить. Она бы все равно предпочла, чтобы старший братик вообще ничего не знал.
— Да у меня и настроения уже нету.
Конечно, я же испортил его своим разоблачением!
— Хочешь я пока погуляю на улице?
Сестра не выдержала и посмеялась над глупостью моего предложения.
— А можешь тогда сделать вид, что вообще не в курсе? Я не хочу заниматься этим, когда ты все знаешь.
— Значит надо заниматься этим, когда я не буду знать, — ехидно улыбнулся я.
— Не будешь знать, когда перестанешь подглядывать, — так же ехидно улыбнулась Ада.
— Да не подглядывал я, а подслушивал!
— Смысла не меняет.
— Не буду подслушивать, когда перестанешь палиться, — с усмешкой заметил я.
— Да ты думаешь, это так просто?! – недовольно прищурилась сестра. – Я и так изо всех сил сдерживаюсь, а могла… могла вообще не сдерживаться.
От ее слов я чуть не расхохотался. Иногда она выражала свои уж мысли слишком забавно и по-детски.
— Вам то просто! Потерпел секунд двадцать и все – отпустило! – вслух поразмышляла Ада.
— Вот неправда! Не настолько уж у нас это быстро, – возразил я. – За себя уж точно говорю.
Хотя, стоит признать, сам я никогда даже не думал засекать как долго кончаю.
Сестра как-то многозначительно улыбнулась:
— Ну так важно не сколько времени это длится, а сколько времени этого добираешься.
Она произнесла это с такой сладостью, что в голове я невольно вообразил ее откровенные фото. Как жалко, что какой-то фейк из инета увидел все прелести Ады, а я – нет!
— Эй. Ты что задумался? – резко оборвала мои мысли она. – Да какая вообще разница, кто сколько кончает? И нам вот вообще не обязательно кончать, чтобы испытать удовольствие.
А вот эти поучения мне совсем были ни к чему! Еще не хватало, чтобы младшая сестра меня поучала!
— Ну вот это я и так знаю! – проворчал я.
Глаза Ады засияли, словно она восхитилась моей осведомленностью.
— Ну извини! Почему-то очень мало парней в курсе этого.
— Ну а я достаточно шарю, — непонятно к чему, заявил я.
Сестра бросила на меня любопытный взгляд.
— Что, прям так много девочек было?
— Не то чтобы прям много, — честно признался я.
— Сколько? – напрямую спросила Ада.
— Восемь.
— И это немного?!
Но я не разделил ее оптимизма:
— Для моих-то двадцати лет!
— Ну знаешь, у меня как-то много двадцатилетних знакомых парней, которые и за ручку еще не держались.
Интересно, как же тогда сложилась ее интимная жизнь, если она окружила себя девственниками?!
— Ну а у тебя сколько было? – так же открыто поинтересовался я.
Сестра неожиданно замешкалась, словно мой вопрос озадачил ее.
— Что, так много, что и сосчитать уже не можешь?! – нетерпеливо воскликнул я.
— Да иди ты! Нет, у меня было всего… пять… если считать…
— Кого считать? – насторожился я.
Ада помолчала, раздумывая, стоит ли договаривать, и в конце концов смущенно ответила:
— Двух девочек.
Мне потребовалось несколько секунд, чтобы переварить услышанное, после чего меня почему-то пробрал восторг, и я весело посмеялся.
— Ну ничего ты прыткая!
Сестра облегченно вздохнула и тоже улыбнулась.
— А чего боялась признаться?
— Я же не знала, как ты к такому относишься. Вдруг ты считаешь, что это неправильно.
— Почему я должен считать это неправильным? Только потому что так считают другие?
Ада усмехнулась и принялась играть тонкими пальчиками со своими короткими волосами.
— Большинство современных табу вообще не имеют никакого основания. – неожиданно начала размышлять она. – Лесбиянство. Гомосексуальность. Полигамия. Даже… зоофилия… и инцест. Все это в свое время считалось абсолютно нормальным.
Я был потрясен услышанным. Нечасто можно ожидать, чтобы сестричка говорила на такие взрослые темы. И такие… откровенные. Она даже напрямую упомянула инцест, мысль о котором так часто меня сегодня невольно посетила…
— Забей, это так – бредовые мысли вслух, — отмахнулась Ада, видя, что я снова задумался.
— Ты все правильно говоришь, — возразил я, возбужденно подскакивая со стула. – Если так и было. Те же самые… египтяне, римляне, греки. Все они практиковали инцест. И при этом все они в свое время обладали самой развитой культурой своего времени.
— Ну да, точно, — согласилась она, не скрывая своего восхищения моими познаниями в истории. – Видимо ни к чему плохому это все же не приводит.
— Да. Не приводит… — под нос повторил за ней я, не зная, что еще добавить.
Похоже, наша беседа наконец исчерпала себя. Ада вновь растянулась на кровати и залипла в телефоне. Я же окинул ее изящно выгнувшееся тело жадным взглядом и внутри меня что-то переклинило. Очередное любование ее формами и наш так далеко зашедший разговор сделал свое дело. Теперь я серьезнее, чем когда-либо, хочу свою сестричку.
Наконец-то я узнал, что она не видит в инцесте ничего плохого. А значит больше меня ничего не останавливает от того, чтобы его ей предложить…
Подавляя дрожь в голосе, я напомнил ей о своем присутствии:
— Ада. Можно вопрос?
Она посмотрела на меня таким взглядом, словно готова была ответить на любой и утвердительно кивнула. Но я уже заранее знал, что на мои следующие ты не сразу найдешь, что сказать.
— А как ты считаешь. Вот я… привлекателен как парень?
Сестра удивилась вопросу, но не долго задумывалась:
— Конечно. Ты в теле. Сообразительный. Даже одеваешься по-своему стильно.
Похоже, она меня не так поняла. Тогда я осторожно приблизился к ее кровати и уточнил:
— Я не в плане отношений.
— А в какой? С… секса?
— Да, — прямолинейно ответил я.
Ада растеряно опустила глаза, словно серьезно задумалась над этим. Мне не терпелось узнать ее мнение, но я знал, что необходимо сохранять хладнокровие. Наконец, она с недоверием посмотрела мне в глаза и ответила:
— Да. Есть такое.
Отлично.
— Ну раз ты так считаешь, может…
Мне не хватило уверенности договорить до конца. По обеспокоенному взгляду сестры я видел, что она уже догадывалась о причине моих вопросов, но пыталась найти другие возможные объяснения. Когда я в очередной раз, но уже совершенно открыто, пробежал глазами по ее ножкам и груди, она уже окончательно убедилась в том, что правильно меня поняла.
— Что?! Да хера с два! – воскликнула Ада.
Она резко соскочила с кровати в противоположный конец комнаты и пораженно уставилась на меня, так и продолжая сжимать телефон в нервно напряженной руке. Я же заранее был готов к подобной реакции, поэтому не потерял самообладание.
— Успокойся-я-я. Я же тебя не насилую!
— В смысле успокойся! Ты же ****улся! Предлагать такое сестре! – заявила она, показательно покрутив пальцем у виска.
А вот эти слова уже неплохо так задели меня. Она произнесла их уверенно, словно без всяких преувеличений.
— Ну надо же! А минуту назад сама же согласилась что в этом нет ничего плохого! – обиженно напомнил я, упершись в бока.
— Ну-у, говорить об этом – это одно. А заниматься… блять, это совсем другое! – нелепо возразила Ада.
Я тяжело задышал, осознавая, в какой неприятной ситуации оказался. Мы оказались.
— Замечательно! То есть ты не отвечаешь за свои слова, а я не думаю, что делаю! Все как всегда! Отличная у нас семейка!
Наступило угрюмое молчание. Я обездолено смотрел в сторону, скрестив руки. Сестра же немного переварила происходящее, поняла, что ей ничего не угрожает и наконец немного успокоилась, а потом и вовсе как-то виновато опустила глаза, словно признавая, что правда слишком импульсивно отреагировала.
— Если бы я знала, что ты предложишь мне такое, я бы даже не стала говорить с тобой на эту тему, — дрожащим голосом объяснила она.
— И все же мы поговорили. И ты сама сказала, что я привлекателен в этом плане, — напомнил я.
— О каком, блять, «привлечении» ты говоришь?! Мы брат и сестра! – напомнила Ада.
Она говорила, словно я действительно мог забыть об этом. Таким голосом словно объясняла ребенку простейшие вещи. Это уже начинало бесить меня.
— И только это тебя останавливает?
Ада подумала немного и не нашла других оправданий.
— Да. Только это. Но этого достаточно.
Неожиданно для себя самого я рассмеялся. Боже. Да это же просто маленькая запуганная девочка, которая боится даже подумать лишнее!
— Я тебе отвечаю – если бы мы не были братом и сестрой, то уже давно бы трахались! – уверенно заявил я, наконец взглянув ей в глаза.
— Может быть, — внезапно согласилась она. – Но мы же не можем просто взять и минут на десять забыть об этом!
— Десять? Это твой предел мечтаний? – улыбнулся я. – Нет, забыть не можем. Только закрыть глаза.
— И так не могу. Это неправильно, — извиняющимся голосом возразила сестра.
— Это не более неправильно, чем лесбийский секс. Но им то ты почему-то занималась. Тоже так ломалась в первый раз? Да по лицу вижу, что ломалась, можешь не отвечать. И как? Разве пожалела? Ничему тебя жизнь не учит.
Ада пристыженно уселась на кровать и опустила глаза. Возразить ей было нечего.
Я непроизвольно потянул за воротник футболки, внутренне желая уже поскорее избавиться от ненужной одежды. Сестра исподлобья заметила этот жест и затаила дыхание.
— И… мне просто интересно… давно ты хочешь…
— Скажи прямо, — попросил я.
— Трахнуть меня! – недовольно выполнила мою просьбу сестра.
— Ну прям если так серьезно… только что захотел, — пожал плечами я.
Зеленые глазки Ады чуть не вылетели из орбит.
— Нормально! А до этого значит тоже хотел, но так, не серьезно?!
— Тебя это как будто оскорбляет, — съехидничал я, подходя к ней. – Можешь тоже прямо сейчас серьезно меня захотеть. Не расстроюсь.
Эти слова я произнес с такой интонацией, словно не склонял ее, а предоставлял последний шанс. Сестра уловила это и лишь пренебрежительно фыркнула.
Склонившись прямо над ней, я неодобрительно покачал головой и, больше не задумываясь, стянул футболку, бросив прямо на пол. Ада пробежалась глазами по моему голому торсу и испепелила его взглядом:
— Я охуеваю от твоей наглости! Я ведь даже еще не согласилась!
— Но я, как ты сама сегодня сказала, всегда на шаг впереди, — напомнил я, стягивая штаны.
— Сучонок! – выругалась Ада и не сумела сдержать улыбки.
Но, когда я остался в одних трусах и ее лицо оказалось прямо напротив моего набухающего бугра, она невольно отвернулась. То, что она лишь сопротивлялась желанию, для меня была более, чем ясно.
— Я же вижу, что ты хочешь, — понимающим голосом заметил я.
Сестра не ответила. Она и сама прекрасно осознавала, что не сможет соврать, как не могла никогда.
— Ты не боишься, что потом сам же будешь всю жизнь жалеть об этом? – предостерегла она.
— Не такая уж и причина, чтобы жалеть, — возразил я, готовясь полностью обнажиться.
— Как… как мы друг другу в глаза будем смотреть?!
— А ты не в глаза мне смотри. А на другое место, — усмехнулся я, стянув трусы.
Боковым зрением Ада уловила мой стоящий колом член и, как бы сильно она не пыталась сопротивляться, женское естество взяло над ней верх. Сестра снова повернулась ко мне и прикованным взглядом уставилась на мое пульсирующее в такт сердцебиению достоинство.
— И что ты хочешь, чтобы я с ним сделала?! – осевшим голосом спросила она.
— Для начала просто возьми, — абсолютно спокойно предложил я.
Ада не моргая пожирала глазами мой член, осознавая, что сейчас ей придется сделать, возможно, сложнейший выбор в своей жизни.
— Ты же понимаешь, как только я возьму его… то считай инцест случился! – предупредила она.
— Ну тогда останется только довести его до конца, — заключил я.
Не имея больше сил сопротивляться, Ада глубоко вздохнула и наконец-то сдалась. Она неуверенно потянулась ко мне, отчего внутри у меня все застыло и напряглось. Сестра остановила свою ухоженную ладонь с изящными пальчиками в дюйме от моей пульсирующей головки, понимая, что сейчас у нее последний шанс одуматься. Одно дело – взять за член какого угодно мужчину, и совсем другое – брата!
Я нисколько не торопил ее, хотя одним легким движением вперед запросто мог просунуть свой ствол ей в ладошку. Оттягивание столь сладкого момента тоже приносило огромное удовольствие, насладиться которым, впрочем, тоже возможно лишь раз.
Однако на один миг сомнение охватило и меня. А что если мы и правда будем жалеть до конца своих дней? Стоит ли брату и сестре обрекать себя на подобное только чтобы один раз попробовать друг друга? Ведь если даже мы остановимся прямо сейчас – одно лишь воспоминание о том, насколько мы были близки к этому маленькому грешку, может не давать нам покоя в будущем. Даже если она тоже хочет… может и правда все же еще раз подумать?
Но стоило мне самому заколебаться, как Ада сделала это. Она обхватила мой член руками и слегка сдавила его. Инцест случился.
— О БОЖЕ! – словно объявляя это, на всю квартиру простонала сестра. – Блять, что за ***ней я занимаюсь?! Как я вообще согласилась на это…
«Как я вообще решился предложить тебе это» — подумал про себя я.
Некоторое мгновенье она так и держала свою ладонь на моем члене, словно не без усилий привыкая к нему. Но уже скоро начала неуверенно водить рукой вперед-назад, а меня незамедлительно накрыло удовольствие от этих ласк.
Ада дрочила мне. Моя сестра дрочила мне. Осознать реальность происходящего было практически невозможно. Это настолько ненормально, настолько не укладывалось в голове, что создавалось ощущение, будто все происходит лишь в моих больных фантазиях. Я как будто оказался во сне, где границы морали попросту отсутствуют. Как будто оказался в каком-то глупом фанфике, написанном хиккой на пике полового созревания! То, о чем многие боятся даже подумать, мы воплотили в реальность. И поверить в это было невозможно…
Неожиданно Ада настолько увлеклась, что сделала то, о чем я даже не просил. Она обхватила головку губами и заглотила ее в ротик, после чего принялась ритмично сосать. Неопытно, но старательно. То, с какой уверенностью она сделала это, поразило меня. Это уже не та маленькая сестричка, которая до последнего уговаривала братика отказаться от этой идеи.
Так продолжалось от силы минуту, после чего я от возбуждения и удовольствия вздохнул, и она, не вынимая член изо рта, подняла глаза на меня и посмотрела так, словно в какой-то момент уже и забыла, кем я ей прихожусь, и только сейчас вспомнила. Ее горящий взгляд излучал как обвинение меня в том, что это случилось, так и удивление самой себе в том, что она на это согласилась.
Наконец Ада перестала сосать и оторвала мое достоинство от своих губ.
— Может уже моя очередь?! – внезапно заявила она, продолжая надрачивать.
В ответ на мое замешательство она пояснила:
— Как ты там говорил? Когда это случится, останется только довести до конца. Ну так вперед!
Сестра откинулась на спину, развалившись на кровати и предоставив мне инициативу. Она говорила нарочно недовольным голосом, словно давая понять, что все еще не в восторге от происходящего. Будто ожидала, чтобы я исправил это. Теперь ее прелестное тело оказалось в моем полном распоряжении.
— Что ты хочешь, чтобы я сделал? – озадаченно спросил я.
Почему-то сейчас я почувствовал себя девственником, не имеющим никакого опыта.
— Ну давай… что ты там обычно делаешь с девочками?! – нетерпеливо воскликнула сестра. – Ты для чего меня уговаривал все это время?!
Ее слова заставили меня устыдиться. Я ведь и правда так долго и настойчиво склонял Аду превозмочь себя и согласиться на это, а теперь даже не знал, с чего и начать. Если сейчас не придумаю ничего путного – это будет просто подстава с моей стороны.
Что же я там обычно делаю с девочками? Как правило, почти всегда начинаю с куни, чтобы доставить удовольствие еще до того, как войду членом. В таком случае это будет моя подстраховка на случай, если меня надолго не хватит.
Решив придерживаться этого проверенного плана, я положил руки на шортики сестры и медленно стянул их на себя. Теперь низ ее тела остался прикрыт лишь в самом интимном месте черными кружевными трусиками. Тут я остановился, переведя взгляд на ее вздымающуюся от возбужденного дыхания грудь. Соски затвердели и уже отчетливо выпирали на тонкой ткани топика. Передо мной встал выбор что из прелестей Ады оголить раньше.
— Эй! Чего остановился?! – еще нетерпеливее окликнула меня она.
Я лишь хищно улыбнулся, но, еще не определившись, зарылся лицом в ее стройный животик, осыпая его поцелуями. Боже, какой же у нее шикарный запах! И я не про духи, не про ее бесчисленные крема и соли для ванны. Я про естественный запах сестрички!
Он так сильно вскружил мне голову, что я, словно змей-искуситель, пополз вверх и мигом оказался над лицом Ады, после чего жадно впился в ее губы даже несмотря на то, что они только что бегали по моему члену. Она, хоть и не ожидала этого, но с удовольствием ответила мне. Ее ротик оказался настолько приятным на вкус, что я как можно глубже проникал языком, пытаясь им насладиться.
Еще секунд десять наши языки страстно переплетались, пробуя друг друга, после чего сестра неодобрительно промычала, вынудив меня прекратить это.
— Что? – озадаченно спросил я.
— Я думала, ты лучше целуешься, — не менее удивленно ответила она.
— В смысле?! – пораженно воскликнул я.
— Ну ты как будто пельмень мне в рот суешь! – криво усмехнулась Ада. – Мы хоть и с языком целуемся, но тереться-то надо самыми кончиками.
— А может мне недостаточно «самыми кончиками»! – проворчал я.
Сестра лишь посмеялась:
— Поверь. Тебе самому так приятнее будет.
Мы снова соприкоснулись губами, но теперь уже по ее методике. Я не могу сказать, что мне так и правда стало приятнее, однако, раз для Ады это однозначно предпочтительнее, то можно и уступить. Но прошло еще секунд 20, и она снова нежно оттолкнула меня от себя и, словно от безысходности, закатила глаза.
— А теперь что?! – снова возмутился я.
— Ты вообще понимаешь разницу между обычным поцелуем и поцелуем в засос? – продолжала поучать меня сестра. – Начинать надо с обычного. А уже только потом, через некоторое время, совать язык. А потом снова обычный, и так чередуешь.
— А ты не много ли знаешь для той, у кого было всего четыре партнера?! – недовольно нахмурился я.
Ада улыбнулась:
— Ну, целовалась то я… с большим количеством. И большинство из них – тоже девочки. А мы в этом шарим намного больше вашего. Вот извиняй, но парни совсем не умеют целоваться.
— Я же не комментирую, как ты сосешь, — покривлялся я.
Сестру это едва ли задело.
— Ну так покажи мне, как надо работать языком между ног.
Для меня это прозвучало как для голодного пса команда «фас». Я тут же опустился назад к ее бедрам и, ухвативший за кружевные трусики, одним ловким движением стянул их.
Передо мной предстало шикарное влагалище с аккуратными внутренними губами и упругой вульвой. Уже не нетронутое, но еще совсем не разработанное. В нос ударил столь знакомый едва уловимый запах, который, хоть и нельзя было назвать ароматом роз, но оказался лучше, чем у большинства девушек. Значит, вкус обещает быть ничуть не хуже.
Налюбовавшись, я встал коленями на пол и с жадностью впился в киску сестры, моментально слизав уже выделившийся к этому времени сок. Та уже к этому времени максимально возбудилась и поэтому моментально начала получать удовольствие.
— Подлиза… — с наслаждением выдохнув, посмеялась Ада.
Ее стоны не заставили себя долго ждать и вскоре начали ласкать мой слух. Сравнить их я мог разве что с мяуканьем кошечки – настолько неторопливо, протяжно и мелодично они разливались. Ни одна девушка в постели со мной не стонала так забавно и своеобразно, как родная сестричка.
Как я и предсказал, никакого кислого или горького привкуса не оказалось. Острым кончиком носа я непроизвольно то и дело задевал клитор, чем дразнил его обладательницу, которая была бы не против получить дополнительное удовольствие.
Я посмотрел на Аду, не отрываясь от работы. Голова ее, была откинута назад, поэтому я к сожалению, не мог видеть ее лицо, зато вздымавшаяся от утяжелившегося дыхания грудь все больше приподнимала свободный топик, и в таком положении я мог увидеть то и дело частично выглядывавшие из-под него две упругие округлости. Поглощенный сладкой киской сестры я и забыл, что это не единственная ее прелесть! Надо срочно это исправить.
Моя ладонь, словно змей, поползла по бархатному животику Ады прямо под единственную оставшуюся одежду. Когда мне удалось нащупать необычайно упругую грудь, я жадно помял ее и слегка ущипнул за сосок.
Почувствовав на себе крепкую мужскую руку, сестра испытала еще больше удовольствия и застонала громче. Она обняла меня за предплечье, будто настаивая, чтобы я продолжал в том же духе. Второй ладонью я гладил ее под коленкой, где у нее должна быть очень чувствительная эрогенная точка.
На мгновенье сестра полностью утихла, после чего застонала в два раза громче, от удовольствия зажав мою голову бедрами. Обожаю этот момент.
Ее влагалище все больше текло, и вся нижняя часть моего лица уже давно измазалось в ее соке.
— Войди в меня… — с трудом выдохнула Ада.
Занятый делом, я не сразу обратил внимание на ее слова, но она остановила меня и умоляюще повторила:
— Войди в меня!
Я привстал с колен, а она тем временем отползла на середину кровати, чтобы мы оба на ней поместились. Я подумал насчет позы, и, решив не выпендриваться в наш первый раз, остановился на миссионерской. Но, прежде чем лечь на нее, резко кое-что вспомнил.
— Подожди…
— Что?! – не желая больше ждать ни секунды, простонала сестра.
— Презервативы, — напомнил ей я.
— Да нахер они нам нужны! – не в силах терпеть, воскликнула она. – Уж вытащить то ты должен успеть. Разве не приходилось?
— Приходилось. Ну хорошо, а… куда мне кончать?
— А куда ты хочешь?
Я призадумался на секунду.
— Ты глотаешь?
Ада вытаращилась на меня, стиснула губы и отрицательно покачала головой.
— Что? Разве не приходилось? – посмеялся я.
— Давай лучше на лицо! – предложила сестра.
— Не забудь, что сама попросила, — снова улыбнулся я, после чего наконец лег на нее.
Ада широко раздвинула ножки, готовясь принять меня. Увы, но вставлять не глядя у меня никогда не получалось, так что и в этот раз я решил не спешить. Придержав ствол у основания, я прицелился и одним движением протолкнул головку ей во влагалище. Оно уже давно стало достаточно мокрым, чтобы я вошел как по маслу. Тугие стенки со всех сторон сдавили весь мой член, и накрыли его теплом.
Проникнуть в сестру оказалось настолько приятно, что я бы с удовольствием остался в ней до самого прихода родителей, но нам обоим уже слишком давно не терпелось довести этот инцест до конца.
Я принялся за работу и скоро мы оба ритмично заизвивались. Теперь я мог насладиться видом лица Ады, на котором так ясно выражалось наслаждение. Однако, учитывая мое настолько сильное возбуждение и долгое отсутствие секса, я понимал, что кончу раньше, чем хотелось бы. Поэтому я старался двигаться так, чтобы замедлить себя и ускорить ее.
Наши руки ласкали каждый сантиметр друг друга и иногда, соприкасаясь, скрещивались пальцами. Оба наших тела уже давно стали полностью мокрыми от пота, что позволило мне полностью насладиться запахом сестры, а ей – моим. Стоны ее полностью заглушали мое тяжелое от усердий дыхание и легкий скрип кровати. Мои губы по очереди нежно опускались то на шею, то на грудь Ады, и так по кругу.
Это не длилось долго, да и не могло, с учетом всего ранее сделанного. Минуты через две мне начало знакомо закладывать уши, а между ног – накрывать приятной дрожью.
— Сейчас, — кратко предупредил я.
Она отчетливо услышала меня и не растерялась, отпустив, чтобы я смог без проблем высунуть. Сначала я с рычанием совершил последние несколько толчков, доведя себя до пика, и уже перед самым извержением вынул член. Всего лишь через долю секунды в воздух выбросился первый сгусток семени, попав на грудь Ады. Но я помнил задуманное и поднес свое сводимое оргазмом достоинство к ее лицу. Лишь она успела закрыть глаза, как горячая липкая жидкость начала смачно покрывать ее щеки, брови, лоб, губы. Сестренка нахмурилась, но стиснутый рот растянулся в одобрительной улыбке. Спустя двадцать секунд последние капли упали на ее шею и меня отпустило.
Продолжая нависать над ее грудью, я обессиленно уперся руками в изголовье кровати. Ада осталась лежать подо мной. Некоторое мгновенье мы просто оставались в таком положении, безмолвно переводя дыхание. Я не без удовольствия любовался проделанной работой. Практически все лицо сестры стало залито моей спермой. Мы оба не ожидали, что ее будет столько.
— Ты очень много кончаешь, — растерянно сообщила она, размазывая сгустки по вискам, чтобы они не скатились на подушку.
— Это же… хорошо? – с надеждой спросил я.
Уголки ее мокрых губ слегка растянулись, подтверждая мои слова. Ада не могла даже открыть глаза в такой «маске», поэтому я решил, что пора бы уже слезть с нее и помочь добраться до ванны.
— Идем, — сказал я, поднявшись на ноги и взяв ее за руку.
— Нет, подожди, — вдруг резко возразила она.
Я послушался, а сестра помолчала, будто стеснялась мне еще кое-что предложить.
— Ну что такое? – в конце концов не выдержал я.
— Можешь… принести камеру? – неожиданно попросила она.
— Ты хочешь сфотать это?! – удивился я.
— Да, хочу! – преодолевая смущение, ответила она. – А ты типа не хочешь заснять это на память?
— Я только «за»! – обрадовался я и поспешил в свою комнату, где оставил свой ультразум.
Мигом вернувшись к сестре, я включил режим фотоаппарата и направил объектив на ее залитое лицо. Так как профессиональным фотографом меня нельзя назвать, я попытался запечатлеть это со всех возможных ракурсов. Ада по звуку поняла, что бегаю вокруг нее по всей комнате и ее пробило на улыбку. Прекрасно. Красивее женского лица в сперме может быть только счастливое женское лицо в сперме!
— И ты еще говоришь мне, что еще не порномодель? – усмехнулся я, в очередной раз щелкая аппаратом.
Но Ада не ответила на мой вопрос. Вместо этого я услышал куда более ласковые нежные, и главное – искренние, слова:
— Люблю тебя, братик.
От услышанного камера чуть не выпала из моих рук. Это была абсолютно неожиданная фраза, которая проникла в самое мое сердце и разожгло в нем огонь.
— Да. Я тоже люблю тебя… — сорвалось у меня с языка.
Сестра снова улыбнулась. Впервые в жизни я видел ее настолько счастливой и удовлетворенной.
Что это на нас вдруг нашло? В какой момент чистый половой инстинкт и грязный секс сменились… любовью? Неужели наш инцест зашел еще дальше? Или же наивысшая любовь между братом и сестрой должна быть именно такой?
— Ты там уснул что ли? – прервала мои размышления Ада, напомнив, что все еще нуждается в моей помощи.
Я положил камеру и помог ей подняться. Довел до ванны и склонившись вместе с ней над раковиной, включил воду.
— Холодная! – воскликнула сестра, едва прикоснувшись к струе. – Давай потеплее.
— Нет, нет! – возразил я, когда она потянулась к крану. – Сначала такой.
— Почему? – удивилась Ада, послушав меня и начав умывать лицо чуть теплой водой.
— Сперма – это же белок. И от горячей воды она сворачивается. Поэтому сильнее цепляется за кожу и волосы, и ее будет сложнее смыть.
— Вот это наука! – в голос захохотала сестра.
— Ага. И горький опыт.
— А, вот почему от нее всегда так сложно избавиться.
Последние слова Ады окончательно разогрели мой интерес узнать подробности ее уже имевшегося опыта:
— А тебе уже… кончали на лицо?
— Да, — с легкостью ответила она, будто я спросил что-то обыденное.
— И тут я не первый, — слегка разочарованно ответил я.
Сестра смыла почти все с лица и посмотрела на меня:
— Ну это было всего три раза. И так много, как ты, меня еще не поливали!
— Но мне этого недостаточно, — честно улыбнулся я. – Я хочу всегда в чем-то быть первым.
Ада задумчиво прищурилась, словно в голове у нее была парочка идей на этот счет:
— Ну хорошо. Что-нибудь да придумаем.
Она повернулась ко мне лицом, и мы посмотрели друг другу в глаза, будто пытаясь разглядеть в них, что оба думаем о произошедшем. Это случилось. Инцест случился. И теперь в мире есть вещи, о которых знаем лишь мы двое. Будет ли потом нам стыдно о сделанном? Как же теперь сложится наша жизнь?
Погрузившись в такие мысли, я посмеялся.
— Что? – весело поинтересовалась сестра.
— Как мы теперь друг другу в глаза будем смотреть? – без каких-либо угрызений совести улыбнулся я, напомнив о ее словах.
— Дурак! – прищурилась она, ударив меня по груди. – Ну а если серьезно, ты как сам считаешь – нас когда-нибудь замучает совесть?
— Мне кажется, что если даже и будет такое, то это все равно не перевесит полученное удовольствие, — поразмышлял я.
— Неужели один секс может стоить долгих лет возможных переживаний?
— А кто сказал, что один?
Эти слова непроизвольно вырвались из меня, заставив нас обоих задуматься.
— Мы еще… будем заниматься этим в будущем? – осторожно спросила Ада.
В ее голосе я слышал скрытую надежду. Она очевидно хотела бы повторить, но, даже после всего уже сделанного, боялась признаться в этом себе и мне. Поэтому оставляла решение за мной.
Выбор, казалось, был очевиден, но… что, если уже сегодня ночью мы не сможем уснуть, замученные совестью? Что, если стыд разгорится в нас, как только придут родители, которых теперь придется обманывать всю жизнь?
Я не мог заглянуть в будущее и увидеть последствия нашего маленького грешка. Не мог заглянуть дальше настоящего момента. Поэтому остается наслаждаться этим настоящим моментом.
— Я думаю, в таком случае это уже точно не испортит наши отношения.
Ада как-то злорадно посмеялась:
— Да, будем вечно мучиться совестью, и отпускать она будет нас только во время очередного секса! Боже, как я обожаю быть такой испорченной! И такого испорченного братика!
Боже, как я обожаю свою испорченную сестричку!
Я подхватил ее за бедра и усадил на раковину, обнимая ее голое тело. Мы снова сомкнулись губами, соединив языки. Так жадно и грязно я не позволял целоваться себе ни с одной девушкой. А с ней – позволю все, что угодно.
Наш поцелуй длился минут пять, и Ада ни разу его не прервала. Закончился он лишь когда я сам немного остыл.
— Видишь? Самым кончиком! – передразнил ее я.
— Да ну тебя! Мог бы и подольше тогда.
Я был согласен с ней. Казалось, мы могли бы сосаться часами. Ну, это будет несложно проверить.
— Мог, но мы так до прихода мамы с папой точно не успокоимся.
Я отпустил ее в душ чтобы смыть с себя все следы и женский запах.
— А как думаешь, они точно не догадаются? – спросила Ада, наблюдая за мной.
— Только если ты не оставишь трусики у меня в комнате, — серьезно ответил я.
— Ха-ха! Ну ты уж тогда скажи, что не я их оставила, а ты просто украл их и нюхал. Так хоть один из нас не спалится, — повеселилась сестра.
— Да, и на лицо тебе кончил и снял это на камеру я тоже без твоего ведома и участия, — подразнил я.
— Вот сука. Ты теперь будешь меня шантажировать? – прищурилась Ада.
— Зачем?! – воскликнул я, закрывшись шторкой. – Зачем мне может это понадобиться? Чтобы принудить тебя к сексу?
Оба весело посмеялись.
— Надо нам одновременно прогуливать пары почаще, — добавила она, когда я уже поливал из душа.
Я не ответил, но согласился с ней.
Ада прикинула, сколько времени осталось до прихода родителей, и играючи позвала меня:
— Брати-и-ик!
Я, уже закончив, откинул шторку и вопросительно уставился на нее.
— Почему ты не пригласил меня помыться вместе? – несерьезно надулась она. – Так же быстрее.
Я ухмыльнулся, уловив ее мысли:
— Потому что так уж точно не будет быстрее.
Но сестра, уже вновь заведенная, по-кошачьи приблизилась ко мне и наступила одной ногой на бортик ванны. Ее половые губки вызывающе открылись, снова пробудив у меня к себе аппетит.
— Может быть тебя хватит на еще один раз?
Я хищно улыбнулся, и она, не дождавшись согласия, забралась ко мне.
— Хорошо, но тогда ты покажешь мне, что умеешь с душем, — предложил я.
— Договорились, — довольно улыбнулась Ада, задергивая шторку…

Прислано: Роман Августин

Вам понравилось?

Жми смайлик, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *