Обосранное детство

0
(0)

Серое, пятиэтажное здание вырисовывалось в вечернем воздухе, подобно скале в океане, с каждым шагом увеличиваясь в размерах. Я шёл по улице вместе со своим другом Васькой Дроздовым, с интересом слушая его рассказ.

-… ну так вот, сидим мы с ней на лавке, целуемся. Я обнял её, руку ей на грудь положил. У меня уже вовсю стоит, пошли, говорю я ей, ко мне, а она ни в какую, целку из себя строит. А может быть и правда целка – Дрозд закончил свой рассказ, затянувшись сигаретой.

— Васёк, ты поаккуратнее, она же ещё несовершеннолетняя – предостерёг я товарища, остановившись возле светофора.

— Не ссы, братуха, она из выпускной группы, выпуска ждёт. Есть ей уже восемнадцать, по крайней мере, она мне так сказала – весело отозвался Васька, хлопнув меня по плечу.

— А куда мы вообще идём? – спросил я, двинувшись на зелёный свет.

— Это – детский дом, в котором она живёт – мой друг указал рукой на серое здание, прямо перед нами, — Я её на свиданку пригласил.

— А какого хрена я тебе понадобился?! Свидание – это дело двоих – вылупился я на него, едва не остановившись на самом центре перекрёстка.

— Ну… Э… Понимаешь… Такое дело… — промычал Дрозд, отводя взгляд.

Васёк, конечно, не отличался особым интеллектом и не всегда мог связанно выразить свою мысль. Зато отличался крепким телосложением, не то что я, хлюпик в очках. Я даже ни разу в своей жизни по-настоящему не дрался.

— Понимаешь, я хочу ей сказать, что теперь мы будем типа как это, ну, как парень и девушка. Волнуюсь я, а с товарищем как-то поспокойнее что-ли… Да ты не думай, скажу я ей это наедине – подмигнул он мне, закуривая новую сигарету.

Мы остановились возле цветочного киоска. Дрозд купил красную розочку, и мы двинулись вдоль высокого забора, окружающего детский дом.

— Её Соней зовут, она сейчас выйдет… Есть тут одна доска в заборе… — по всему было видно, что мой товарищ неслабо так волнуется.

Мы остановились, я обратил внимание на скабрезную надпись, нацарапанную чем-то острым на желтоватых досках забора. Вероятно, здесь и было то самое место, где должна была появиться эта самая таинственная Соня.

— Васёк, а ты это… Ну у тебя с нею уже что-нибудь было? Хоть как-нибудь? – заинтересовался я, так как у меня пока что всё было только со своей рукой, и все мои девушки обитали в компьютере, в секретной папке.

— Ну… Кое-что было – довольно заулыбался Дрозд.

— Один раз мы с нею обжимались стоя. Я её к себе прижимаю, шепчу ей на ухо всякие ласковые слова. И она ко мне льнёт, даже чуть подрагивает. Пальцы растопырила, в лопатки мои вцепилась и к себе прижимает. И тут я подумал о том, что нравлюсь я ей очень. Вот прикинь, да? Даже не думал никогда, что могу так девушке нравиться. И тут я осторожно так чуть отстранился и руку ей между животом и джинсами просунул. Она худенькая, рука легко пролезла. Чувствую – ткань трусов прохожу, а там так ворсисто и тепло. Ну я ещё глубже залез, а там ещё теплее и мокро! У меня уже в штанах член дёргается, думал, кончу прям так. Я там ей гладить начал, она тяжело задышала, вижу, нравится ей, хочется, но всё равно она отстранилась от меня, без истерики, спокойно так. Говорит, Вась, ты мне очень нравишься, но не надо сейчас, я пока не готова… — Дрозд закончил свой рассказ едва слышимым шёпотом.

— Так она, наверное, девственница ещё – заключил я, стараясь показаться продвинутым в этом вопросе.

— Да? Наверное – согласился Васёк, и мне показалось, что он как-то вдруг встревожился.

— А как она выглядит? – спросил я и осёкся – доска за моей спиной отошла в сторону, и на дорогу вынырнула фигурка девушки.

Обернувшись, я с нескрываемым интересом воззрился на девушку. Невысокого роста, худенькая, рыжеватая зеленоглазая девица с милым, немного грустным личиком. Правильные черты лица, рыжие, немного завивающиеся волосы, двумя тоненькими прядями спадающие на чистый лоб. Одета девушка была в бежевое пальтишко, синие джинсы и в ношенные сапоги, явно не первой носки.

— Привет – машинально пробормотал я и сразу-же был мягко отодвинут в сторону моим товарищем.

— Привет, Сонь, это тебе – Васька, немного волнуясь, протянул девушке красную розу.

— Спасибо – смущённо поблагодарила его девушка, принимая цветок, и удивлённо глядя на меня.

— Это мой друг, Максим. Максим, это Соня – проговорил Дрозд, разруливая ситуацию.

— По дороге его случайно встретил… Вот… — нашёлся мой товарищ.

От удивления я открыл рот, но промолчал, не желая подставлять друга.

— Привет… — чуть слышно проговорила Соня, смущённо смотря в землю и трогая пальцем шип на стебельке розы.

— Ну… Пойдём – выдохнул мой товарищ, и мы втроём не спеша двинулись вдоль жёлтого, грязного забора.

* * *

Васька уже почти освоился, сыпя шутками и держа Соню за руку. Девушка пыталась даже смеяться, но по всему было видно, что чувствовала она себя не в своей тарелке. Нервно поднося к носу цветок, Соня то и дело глядела по сторонам, словно бы хотела быть сейчас совершенно в другом месте.

Я шёл на некотором расстоянии позади них, глядя на девичью фигурку и думал. Я и сам, честно говоря, хотел испариться отсюда, что-то подсказывало мне, что я тут совершенно лишний. Да и Соня мне порядком нравилась.

Смотря на Соню со спины, глядя на её лицо, когда она поворачивалась в сторону, мне было грустно от того, что эта девушка досталась не мне, а моему другу. Совсем приуныв, я стал думать о том, что когда вернусь домой – обязательно включу компьютер, зайду в одному мне известную директорию, найду ролик с похожей девушкой и помогу себе сам, как, впрочем, и всегда…

— Пойдёмте на детскую площадку – возглас Васьки вывел меня из моих упаднических мыслей.

Мы свернули налево, прошли сквозь небольшой парк и оказались на маленькой, полуразрушенной детской площадке. Вокруг не было ни души, лишь кособокие качели, заваленная мусором песочница, да едва слышимый звук автомобилей, доносившийся из-за угла заброшенного, готового под снос, дома.

Посередине детской площадки стоял покосившийся детский двухэтажный домик, напоминающий дворец, с облупившимися стенами, покрытыми тёмно-синей краской.

— Максак, ты пока здесь подожди, а мы в домике уединимся – сказал мне мой друг и по-хозяйски, словно бы он уже обладал некоторыми правами на Соню, скрылся с девушкой в деревянном дворце.

Когда за парочкой закрылась ветхая дверь, я присел на грязную лавку, закуривая сигарету. Мой взор пал на кучу говна, возле самой стены чудного строения. Дерьмо, по всей видимости, было не собачьим, а человеческим. Доказательством тому служили три смятые салфетки, сплошь покрытые бурыми пятнами, валяющиеся здесь-же.

Покривившись, проведя мысленную аналогию с тем, что здесь происходило и тем, что я увидел, я глубоко затянулся, представляя себе всякое.

Я всегда был впечатлительным молодым человеком. Сейчас моё воображение рисовало мне, как мой друг нежно, но властно прижимает Соню к стене, как неумело, но искренне целует её в губы, и она отвечает ему тем-же. Как он кладёт руки девушке на бёдра, расстёгивает пуговицы её простого бежевого пальто, и она, чуть краснея, позволяет ему это сделать. Как… А потом он, краснея и подбирая слова, предложит ей начать встречаться, или уже предложил. И начнётся у Васьки Дроздова уже совсем другая жизнь.

У них будет секс. На вполне законных основаниях Дрозд будет тискать девчонку во всех местах, трогать её между ног, может быть даже прикоснётся к её дырке губами и языком, и уж точно вставит ей туда свой член, пусть даже и облачённый в презерватив. И она наверняка тоже согласится взять его пенис в свой рот и сделать ему приятное.

А я даже и пизды женской своими глазами ни разу в своей жизни не видел… Тут уж я совсем расстроился, мои мысли приняли агрессивную форму…

Я так и буду год за годом учиться в своём сраном институте, пялиться на сокурсниц, а потом вечером, сидя за компьютером, остервенело дрочить на девок из монитора, представляя себе на их месте увиденных днём девиц…

На улице начало темнеть.

* * *

Три резких, непонятных шлепка вывели меня из моих грустных мыслей. Вслед за ними послышался громкий девичий крик и странный звук, словно-бы что-то упало. Резко дёрнувшись, я вздрогнул всем телом, мои очки чуть было не упали с переносицы на землю.

— Макс, быстро сюда! – услышал я громкий крик Васьки.

Ничего не понимая и не соображая, я бросил окурок в сторону кучи говна и ринулся к двери игрушечного замка. Внутри пахло плесенью, мочой и опять же, дерьмом.

— Братан! Сюда! – услышал я крик Дрозда откуда-то сверху.

Заметив поперечную деревянную лестницу, я поднял голову кверху, увидев открытый люк в потолке. По-видимому, лестница вела на второй этаж. Взобравшись по лесенке, я отряхнул с коленей пыль, распрямился и земля ушла из-под моих ног.

На грязном полу, в самом углу, на животе, ногами к центру комнаты, закрывая ладонями лицо, лежала стонущая Соня. Сломанная и растоптанная роза валялась здесь же. Над девушкой возвышался мой друг, потирая кулак.

— Что здесь происходит? – медленно, по слогам произнёс я, всё ещё ничего не понимая.

— Что происходит… Трахать её сейчас будем – ухмыльнулся Дрозд, засовывая руку в карман куртки.

Глядя на девчонку, лежащую и стонущую в ногах пацана, осознав слова моего товарища, я ощутил, как внизу живота у меня стало как-то вязко и подогнулись колени. Если бы я сильно хотел в туалет – я вполне бы мог обмочиться или обделаться. Сделав шаг назад, отходя от люка в полу, я оглядел обшарпанную комнатку. Всего лишь одно окно, слишком маленькое, чтобы в него можно было пролезть. Сквозь оконце просачивался первый красноватый луч заходящего солнца.

— Не-а, даже и не думай – Дрозд вынул из кармана нож, щёлкнув лезвием.

Держа оружие в руке, не спуская с меня глаз, быстро нагнулся и закрыл люк в полу, встав на него ногами. И тут я почувствовал, как что-то горячее и мокрое наполнило мои джинсы, жгучими струйками стекая по ногам.

— Если ты заорёшь – я сначала порешу тебя, а потом и её, если она откроет свой рот… — начал Дрозд, поигрывая ножом.

Соня громко застонала, пытаясь привстать. Соскочив с люка, Дроздов подскочил к лежащей девушке и с силой пнул её ногой в бок.

— Ты меня не услышала, сука?! – прошипел он, наклоняясь и хватая девушку за волосы.

Соня громко вскрикнула, пытаясь сдержать рыдания. Отпустив волосы девушки, негодяй вновь занял своё место на люке в полу.

— Это преступление… Нас посадят… — истерично зашептал я, срывая с носа очки и крутя их в дрожащих пальцах.

— Ага, а ты соучастник – ухмыльнулся Дрозд.

— А ну, бля, тащи её на середину комнаты и держи хорошенько! – рявкнул он, взмахнув ножом.

— Зачем ты втянул меня во всё это? – пробормотал я, растирая по лицу выступившие слёзы.

— Одному, знаешь ли, не совсем удобно, лучше, если кто-то будет держать и помогать – вполне серьёзно проговорил Васёк, кивнув головой в сторону Сони.

— Да и ты разве не хочешь выебать девку? Или ты предпочитаешь и дальше дрочить в интернете? – ухмыльнувшись, Дрозд показал характерный жест рукой в районе своего паха.

— Тащи, говорю, и сделай так, чтобы и она молчала, иначе вам обоим хана – зло добавил мой бывший друг.

На негнущихся ногах, как во сне, я прошёл в угол комнаты, нагнулся и схватил за ноги лежащую девушку. Оттаскивая на середину комнату подвывающую Соню, я почему-то отметил, как девушкино пальтишко вытирает собою грязный пол, оставляя после себя относительно чистое пространство. Вытащив девушку на середину, я отпустил её ноги и сквозь слёзы взглянул на своего мучителя.

— Переворачивай её ногами ко мне – не сходя с люка, велел Дрозд.

Уцепившись за бежевое пальто несчастной, тяжело сопя, я кое-как, не поднимая её, развернул девчонку. Соня всё также прижимала руки к мокрому лицу, глухо воя.

— Ставь её на колени, и следи чтобы она не вопила – изрёк Васька, покрутив в руке нож.

Я присел на корточки, осторожно отнял от девичьего лица ладони Сони, приподнял её личико. Девушка моргнула красным оплывшим глазом, из разбитой губы и носа тоненькой струйкой стекала кровь, капая с подбородка на грязные доски пола.

— Я ещё девственница… — еле внятно прошептала девушка, смотря на меня единственным нормальным глазом.

Если после того, что собрался совершить Дрозд, его бы взяли менты – этот факт, без сомнения, был-бы отягчающим обстоятельством. Теперь я понял, почему Дроздов напрягся, услышав моё предположение.

— Вась, она ещё девственница! – выкрикнул я, надеясь, что сейчас он одумается.

— Ну и что? Это ещё интереснее – ответил он, вытирая об джинсы вспотевшие ладони, поочередно перекладывая из ладони в ладонь свой ножик.

— Вставай на колени… Всё будет хорошо – зашептал я, обхватывая ладонями мокрые щёки девушки.

Девчонка яростно замотала головой, заливаясь слезами, из мокрого носа её брызнули сопли.

— Всему тебя учить надо! – выкрикнул Дрозд, наклонился, обхватил руками Соню за живот и с силой дёрнул её кверху.

Девушка вскрикнула, сжимаясь и становясь на колени. Пальто её задралось на спину, обнажив чёрную водолазку. Девушка так и сидела, на коленях, сжавшись и закрыв ладонями лицо.

— Держи её за голову – приказал мне Васька, а сам нагнулся и со всей силы шлёпнул девушку ладонью по ягодице.

— Вставай красавица! – рявкнул он, ударив ладонью ещё раз.

Вновь отняв от девичьего лица ладошки Сони и увидев её разбитое личико – я ощутил, как тугой ком зарождается у меня где-то внутри живота, стремясь вырваться наружу. Поборов приступ рвоты, я приподнял Соню за плечи, нагнулся и уткнул Сонино лицо в свои обоссанные джинсы. Девушка упёрлась руками в пол, глухо рыдая в ткань моих штанов, пачкая их красным.

— В рот хочешь ей дать? Хорошее дело – осклабился Дрозд, приподнимая ягодицы девушки и задирая на спину её водолазку.

Соня так и стояла, на коленях, приподняв попу, уткнувшись лицом в ткань моих джинс. Я с ужасом отметил, как мой член начал каменеть, бугром вдавливая джинсы в зарёванное, разбитое лицо девушки. Дроздов сжал лезвие ножа зубами, дабы освободить руки, и ухватился руками за девичьи ягодицы. Просунул руку под Сонин живот, завозившись с ремешком девушкиных джинс.

— Ну… Ну…! — невнятно забормотал он, справившись с ремнём, и принялся рывками стягивать с Сони джинсы.

Девушка зарыдала в голос. Глядя на всё это, я ощутил, как мой член в штанах вытянулся, желая разорвать плотную ткань.

Оголив Сонины ягодицы, Дрозд тяжело выдохнул, спустил джинсы девушки до её коленей и ухватился пальцами за резинку белых трусов. Соня завыла, задрожав, громко шмыгая носом. Продолжая вжимать её лицо в свой пах, я не знал, что делать дальше. Ухватившись обеими руками за ткань девичьих трусиков, Дроздов резко дёрнул, обнажив белые ягодицы девушки, и распрямился. Я заметил, что у него стоит, и даже поболее, чем у меня.

— Какая жопа, а?! Ты когда-нибудь видел это своими глазами? – ехидно проговорил он, вынув нож изо рта.

— Иди посмотри, не дрейф – мотнул он головой, нагнулся, положив ладонь на ягодицу Сони.

Мне очень хотелось взглянуть своими глазами на прелести этой несчастной девчонки, к тому же, я с ужасом понял, что я уже полностью сломлен. Сломлен Дроздом. Отпустив голову Сони, я обошёл стоящую на коленях девушку и встал рядом с Васьком.

— Хороша, да? – проговорил Дроздов, кивнув головой.

Опустив взгляд вниз, я увидел чистые белые ягодички Сони, спущенные трусики, жалкой полосочкой лежащие на её спущенных до колен джинсах. Вероятно, Дрозд почувствовал перемены, произошедшие во мне, поэтому он сложил нож и убрал его в карман куртки, но с люка сходить не спешил.

— Если хочешь – потрогай давай, пока я готовлюсь – Васёк расстегнул свою куртку и принялся расстёгивать ремень своих джинс.

Несмело присев на корточки, я протянул руку, коснувшись пальцами ягодицы Сони. Девушка зарыдала в голос, уронив голову на руки, закрыв голову ладонями, словно стараясь защититься от чего-то страшного.

— Тихо ты, а то получишь! – рявкнул Дрозд, расстёгивая ширинку.

С глухо бьющемся сердцем, ощущая, как мой член распирает трусы и джинсы, я осторожно развёл ягодицы девушки обеими руками. Впился взглядом в ровную половую щёлочку, видимую мне, покрытую реденькими рыжеватыми волосами. Соня вся задрожала, продолжая рыдать, закрывая голову руками.

Чуть шире разведя девичьи ягодицы, я разглядел между ними тёмненькую дырочку ануса, сразу над щёлочкой. Спустив джинсы и трусы, Васёк ухватил ладонью свой торчащий член. Несмотря на то, что я был раздавлен и морально порабощён, я понимал, что мы наработали уже на пару-тройку лет, за нанесение девчонке телесных повреждений, а теперь идём уже на десятку…

— А ну, сбрызни отсюда – Дрозд оттолкнул меня рукой и поддерживая рукой свой вздыбленный член, встал на колени возле самых оголённых девичьих ягодиц.

— Лучше иди держи ей голову и рот ей заткни – продолжил он, похлопывая головкой члена по Викиной ягодице.

— Я посмотреть хочу… — помимо своей воли, пробормотал я, поглаживая свой надутый пах.

— Послушай, мы её сейчас просто трахнем и смоемся – глядя на меня снизу-вверх спокойно и доверительно произнёс Дрозд.

— Она нас не знает, не знает наших фамилий, где мы живём, ничего – продолжил Васька, смотря на меня и всё также держа свой пенис возле самых ягодиц девчонки.

Девушка не умолкала, казалось, плач её только усилился.

— Ты же ей звонил… Нас по номеру в два счёта вычислят – робко возразил я, в тайне надеясь, что Дрозд и тут всё продумал.

— Я с левой симки звонил, дубина! – улыбнулся мой друг и отвернулся от меня, обратив свой взор на голую Викину задницу.

— А зачем ты мне ножом угрожал? – спросил я, шмыгнув носом.

— Да потому что ты паникёр сраный. Мог испортить всё. Так ты в деле? – спросил Дроздов, слюнявя свою ладонь.

— Да – ответил я после паузы, расстёгивая ширинку своих джинс.

* * *

— А ну ягодицы расслабь, сука! – выкрикнул Дрозд, стоя на коленях возле голой задницы Сони с зажатым членом в руке.

— Мальчики! Прошу вас, не надо… Умоляю! Я никому ничего не скажу! – прорыдала девушка, не поднимая головы.

— Макс, держи её под живот и одну ягодицу ей оттяни – велел Дроздов, теребя член мокрой ладонью.

Я уже успел спустить свои джинсы и мокрые трусы. Мой член уже сам стоял колом, не смотря ни на что стремясь в бой. Плюхнувшись на пол сбоку от стоящей на коленях девушки, я просунул правую руку под живот Сони, а левую положил на её ягодицу и с силой потянул. Пальцы под животом нащупали что-то мягкое.

Уцепившись за девичьи лобковые волосы, я ещё сильнее оттянул её ягодицу, нагнулся и посмотрел. Дрозд оттянул пальцами вторую ягодицу и моему взгляду открылось всё. Половая щель девушки приоткрылась, явив нашему взгляду свою девственную сущность. Бросив взгляд на сморщенный кружок ануса, я увидел, как головка члена Васька ткнулась между двумя створками, безжалостно растягивая их, проникая глубже.

Соня страшно закричала, умоляя нас не делать этого, вновь клянясь, что никто ничего не узнает. От её воплей и криков мне, как и Васька, захотелось ещё больше.

— Тихо ты! – я стукнул девушку по спине, по задранным полам её пальто.

Крики стихли, уступив место судорожным, истерическим рыданиям.

— Нихера не понятно, куда тут… — Дрозд неумело тыкался членом между половыми губами девчонки.

— Там дырка есть, прямо туда и вставляй – подсказал я, не обращая внимания на девичий рёв.

— Есть! – провозгласил Дроздов, подавшись чуть вперёд.

Головка его пениса проникла между плотно сведёнными половыми губами Сони. Поддерживая член одной рукой, Васька, тяжело сопя, подался ещё немного вперёд, проталкивая свой член в девичье девственное влагалище. Я, как завороженный, смотрел на всё это, сидя тут же на коленях, со спущенными штанами, поглаживая свой член.

— Дальше не идёт – сообщил Васёк, сдунув со лба пот.

— Может быть хватит? – осторожно, с дрожью в голосе спросил я.

— Ну уж нет – выдохнул Дрозд и с силой дёрнул бёдрами.

* * *

Мой слух прорезал истошный девичий крик. Разорвав несчастной плеву, Дроздов внезапно утопил член в девичьем влагалище почти на всю его длину. Не ожидав такого, Васёк вытаращился и энергично задвигал тазом. Слушая нечеловеческий крик девчонки, глядя во все глаза, я заметил, как член Васьки, в очередной раз вытаскиваемый наружу, окрашивается в красный цвет. Несколько капель крови проступили сквозь половые губы жертвы, капнув на грязный пол.

Протяжно застонав, девчонка плюхнулась животом на доски пола, пытаясь перевернуться на бок и сжаться. Мелко дрожа и плача, подтянула к груди ноги, со спущенными трусами и джинсами, и я заметил струйку крови, бегущую по внутренней стороне её бедра.

Член Дрозда, красный от крови, запрыгал в воздухе, так и не успев закончить свою работу.

— Я понял! А ну-ка переворачивай её на спину и держи ей руки! – скомандовал он, вставая на ноги и поддерживая рукою свои штаны.

Вскочив, я обежал лежащую на полу орущую девчонку, схватил её за руки и растянул девушку на полу, на спине. Дроздов, не мешкая, сорвал с ног Сони сапоги, откинув их в угол. Секундой спустя туда-же полетели джинсы и девичьи трусы.

— Рот зажми ей! — прохрипел он, грубо разводя девчонке ноги и наваливаясь на неё всем телом.

Стоя со спущенными штанами, с торчащим членом, держа девушку за руки, пытаясь не выпустить их и глядя на то, как Соня беспомощно извивается на полу, выкрикивая проклятия, я не придумал ничего лучшего, как просто фактически сесть на девичье лицо, прижав коленями к полу Сонины руки и покрыть её лицо собою. Практически сидя на лице несчастной девчонки, я успел разглядеть голый белый живот жертвы, её разведённые в стороны ноги и розовую, со следами крови, промежность, в окружении светлых, рыжеватых волосков. В следующий миг на девичье тело навалился Дрозд, примеряясь и крутя бёдрами.

— Не мешай – бросил он, оттолкнув меня.

Отпрянув, я встал на ноги, обойдя барахтающуюся на полу парочку. Глядя на то, как Дрозд крутит своими голыми ягодицами, просовывая руку под свой живот, тяжело сопит, перекрывая девичьи крики, смотря, на задранные, дёргающиеся колени несчастной, я втайне понадеялся, что наступит и мой черёд занять место Васьки.

Зажимая девчонке рот ладонью, прижимая её голову к полу, Васька, вдруг, изогнулся, как-то страшно зарычал и на секунду замер. Соня вновь жалобно закричала в ладонь моего друга, обмякла и так и лежала, жалобно всхлипывая, смотря в потолок красными, заплаканными глазами.

— Это было круто… — тяжело дыша проговорил Дрозд, не торопясь слезать с растерзанного девичьего тела.

— Она такая узкая была, еле справился – ухмыльнулся он, с трудом слезая с девчонки и вставая на ноги.

— Теперь ты, только быстро, и сваливаем – пробормотал Васька.

Не надевая штанов, Дрозд вытащил из кармана пачку сигарет. Дрожащими руками почиркал зажигалкой, с наслаждением закурил. Член его, красный и мокрый, висел книзу, поблёскивая ниточкой спермы.

— Хуй болит, а так всё круто – сообщил он мне, крутя сигарету в подрагивающих пальцах, как-то странно улыбаясь, поглядывая на Соню, стонущую на полу.

Бросив взгляд вниз, я оглядел опустошённую девчонку. Пальтишко её было всё в пыли, лицо разбито, глаза невидяще смотрят в потолок. Разведённые ноги, в синяках и ссадинах, красные от крови бёдра и такой же низ живота, лобковые волосы слиплись от пота и крови, из половой щёлочки, грубо растянутой и осквернённой, всё ещё сочилась бледновато-розовая субстанция.

— Мама – монотонно, как робот, одними губами прошептала девушка, и закрыла мокрые глаза.

— У тебя две минуты – напомнил Дрозд, стряхивая на пол столбик пепла.

Мой член уже успел несколько опасть. Не желая терять возможность попробовать самому, я опустился на колени между девичьими ногами, не отрывая взгляда от Сониной промежности. Всё это выглядело немного не так, как на экране монитора. Устроившись поудобнее на грязных досках пола, я ухватился руками за девичьи бёдра, приподнял их и дёрнул на себя, притянув девчонку поближе к себе.

Соня закашлялась, приподняла голову и сразу-же со стуком вновь опустила её на дощатый пол. Поддерживая одной рукой девичье бедро, второй я обхватил свой член, вновь оживший, подался вперёд, затаил дыхание и коснулся головкой пениса девичьих половых губ.

Рядом курил Дрозд, смотря на нас и сплёвывая на пол, а я с интересом касался головкой члена окровавленной девичьей промежности, слушая вновь начавшийся Сонин плач. Сдвинув на члене шкурку, я ощутил влагу, тепло и что-то ещё, чего ещё никогда не чувствовал. Осторожно проникая членом между девичьими половыми губами, скользя головкой по скользкому, тёплому проходу, я ловил себя на мысли о том, что вот оно, вот это самое и происходит.

Ладонью коснулся светлого бугорка лобковых волос, таких липких и мокрых. Девушка закрыла глаза, не переставая тихонько жалобно подвывать. Наклонившись над нею, уперевшись в пол свободной рукой, я продолжил осторожно, но уже смелее проникать в Соню своим пенисом, раздумывая над ощущениями.

— Давай грудь ей откроем, когда трахаешь тёлку, надо обязательно тискать её грудь – встрял Васёк, держа сигарету в зубах, от дыма прикрывая один глаз, и нагнулся над девушкой.

— Гляди как закуталась – хихикнул он, грубо расстёгивая пуговицы Сониного пальтишка.

Девушка невнятно забормотала, голос её перешёл в визг. Подняв руки, Соня попыталась оттолкнуть от себя Дрозда, пока я продолжал сосредоточенно проникать своим членом в её растерзанную промежность.

— Лежи смирно, тварь! Тебе что, мало?! – рявкнул Дроздов, залепив девчонке увесистую пощёчину.

Соня громко вскрикнула и вновь застонала, голова её подпрыгнула на досках пола. Кажется, девушка начала терять сознание. Справившись с пуговицами, Васёк распахнул полы Сониного пальто, обнажив чёрную водолазку.

— Сейчас… — прошептал он, вынул из кармана нож, оттянул водолазку, разрезая её ножом.

— Не надо – проговорил я, на миг остановившись.

— Я сам так хочу! – рявкнул Дроздов, убирая нож в карман куртки.

С характерным скрежетом разорвал ткань, обнажив белый лифчик. Я во все глаза смотрел на эти метаморфозы, продолжая увеличивать темп, касаясь пахом лобковых волос девушки, чуть склонившись над нею. Ухватившись пальцами за чашки лифчика, Дрозд ловко перерезал связывающую тесёмочку и раскидав чашечки в стороны.

Моему взору открылись две небольшие Сонины грудки, с крошечными красными сосочками, почти без ореолчиков. Груди девушки частично прятались под краями разрезанной и разорванной водолазки, прикрываясь распахнутыми отворотами пальто. Ещё раз двинув тазом, я заставил их едва заметно колыхнуться, во все глаза глядя на открывшееся мне зрелище.

Васёк выбросил окурок, натянул штаны и склонился над девушкой, вцепившись пальцами в Сонину грудку. С силой помял, оставляя на белой коже красноватые следы. Ухватился пальцами за сосок, мотнул головой, предлагая мне последовать его примеру.

Чувствуя, что скоро кончу, я осторожно положил ладонь на вторую грудь девушки, обхватив ладонью её всю. Погладил сосок, несильно зажал его между пальцами и с удивлением ощутил, как мой член принялся выбрасывать в девичье лоно порцию спермы.

Тяжело задышав, я сильнее сжал Сонину грудь, остановился, опираясь рукой на грудь бесчувственной девушки. Дрозд увлечённо терзал вторую грудь девушки, оттягивая сосок и крутя его между пальцами.

За всем этим, я и не заметил, что на улице уже изрядно стемнело, но мне всё ещё было всё относительно хорошо видно. Распластанная подо мною, с разведёнными ногами, с голой промежностью девушка и мой разрядившийся член, всё также покоящийся внутри её осквернённого нутра. Оголённая, затисканная грудь и разбитое, благодаря стараниям Васьки, лицо. С ужасом уставившись на то, что мы натворили, ощущая членом сперму друга, у меня резко закрутило внутри живота. Соня слабо застонала, ловя ртом воздух, повернула голову и открыла единственный, относительно целый глаз, взглянув на меня. И тут я не выдержал…

С громким криком вскочив на ноги, путаясь в штанах, я остервенело дёрнул ручку люка. Я не помню, как я оказался вне домика. Помню лишь, как я стоял на коленях, согнувшись, упираясь руками в землю над кучей того самого говна, тяжело дыша и выдавливая из себя содержимое желудка на кучку экскрементов. Помню руку Дрозда, опустившуюся на моё плечо… а дальше был воздух.

* * *

Мы шли по парку когда уже совсем стемнело, оставляя позади себя замученную, изнасилованную нами девушку, погружённые каждый в свои мысли. Васёк как всегда курил сигарету, я – прикрывал руками свои мокрые, с пятнами Сониной крови, джинсы, молясь, чтобы нас никто не увидел. Одна мысль всё никак не давала мне покоя. Наконец, ухватив саму суть, я резко остановился, развернув товарища лицом к себе.

— Дрозд, а когда ты ей звонил – ты где был? – с ужасом прошептал я.

— Как где? В своей комнате на диване лежал – ответил он, выпуская в прохладный воздух струйку дыма.

— Ты мудак! Тупой урод! Звонок пробьют по координатам, сколько квартир в твоём доме, а?! Потом тебя возьмут опера, а следом и меня! – оглушительно выкрикнул я, со всей силы толкнув Ваську руками в грудь.

— Трусливое ссыкло… Из леса я звонил, из области и меня никто не видел, понял?! – спокойно проговорил Васька, подходя вплотную ко мне, и со всей силы ударил меня кулаком в живот.

Когда я скрючился на асфальте, ловя ртом воздух, Дрозд со злостью наступил на мои очки, лежащие рядом со мною, и быстро пошёл прочь…

Да, я трусливое ссыкло. Ведь я мог что-то сделать, хотя бы попытаться. Пусть не сразу, а потом, когда Дроздов потерял бдительность, но я всё равно ничего не сделал. Лишь позорно обосрался, а потом поддался похоти…

Не буду подробно рассказывать вам о том, как дома я изорвал и чуть позже сжёг в лесу свои джинсы, как ещё долгое время боялся выходить из дома и сторонился сотрудников полиции, и как я перестал смотреть новости…

Да, и как ни странно, нас не взяли…

* * *

Прошло уже семь лет. Васька вышел с зоны, попался на краже со взломом, начал выпивать. Я закончил институт, устроился на престижную работу. Только вот с личной жизнью у меня всё глухо. Лишь только заходит речь о сексе, пред моим взором встаёт лицо замученной рыжей Сони, и её глаз, вечно наблюдающий за мною…

И каждый раз, смывая за собою в туалете, я думаю о том самом обосранном детстве, детстве той девушки и, наверное, о моём тоже.

Вам понравилось?

Жми смайлик, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *