Видеозапись

0
(0)

Джек кипел от возмущения. Это же надо! Она отказалась. Да как! С криком и битьем посуды. Никогда он не видел Аманду в такой ярости. А какими словами она вознаграждала его. Пожалуй, «извращенец» самое безобидное из них. А он-то думал, что ей понравится. Казалось бы, невинное предложение заснять их занятие любовью на камеру, а дело дошло до ссоры. А между прочим она сама была в этом виновата.
С Амандой Джек познакомился полгода назад. Начало их романа протекало бурно и страстно. Аманда оказалась просто находкой. Невысокого роста, но стройная. Черные короткие волосы всегда торчали в стороны, как будто она только что вышла из ванны забыв причесаться. Бедра были чуть полноваты и переходили в упругую классную попку. Наедине она позволяла ему все. Но в этом-то и была проблема. Джеку хотелось другого.
Тайным его желанием было занятие сексом, когда есть риск что тебя увидит кто-нибудь лишний. Не то что бы он был эксбиционистом в полном смысле этого слова, просто ему хотелось именно таких острых ощущения. Аманда же полностью раскрепощенная, страстная в спальне абсолютна терялась и смущалась в обществе. Она была воспитана и придерживалась строгих взглядов. Даже эротические сценки в фильмах заставляли ее краснеть. И Джеку хотелось расшевелить ее, пробудить в ней страсть, похоть.
Зная привычки Аманды, он решил действовать постепенно и для начала предложил ее сняться на видеокамеру. И именно то, что первая его попытка к осуществлению своей фантазии была так категорично отвергнута разозлило его. Но он не собирался так легко сдаться. Тем более в глубине души он начал сознавать, что влюбился. И Джек придумал.
Наверно в каждом городе есть подобные заведение или заведения. Вот и в Монтане был частный клуб куда Джек и собирался привести Аманду. Карточку этого клуба Джеку оставил его приятель, укативший толи в Индию толи в Таиланд …
Положив трубку Аманда улыбнулась. Все утро она злилась на себя за то, что устроила скандал из-за пустяка. Джек ей нравился, и она обрадовалась, что он сделал первый шаг к примирению назначив свидание в клубе «Омантик». Аманда подошла к зеркалу и стала рассматривать себя. Ей нравилось ее тело. Небольшие задорно торчащие грудки c темными сосками, мягкий податливый животик. Аманда коснулась рукой ложбинки между грудками. Широкие бедра и упругая попка. Рука опустилась ниже и остановилась, коснувшись резинки белья. Продолжая разглядывать себя в зеркало, Аманда задумалась что надеть на свидание. Пожалуй, она наденет то белье, что Джек подарил на Рождество. Ему нравился белый цвет. Рука девушки вдруг решительно проскользнула в трусики. Жесткие кучерявые волосы. Аманда закрыла глаза и представила: как будто это Джек лохматит ее интимную прическу. Уже не сознавая что делает Аманда коснулась своей нежной плоти, и рука будто бы провалилась в пылающую печку, только в этой печке было еще и ужасно сыро. Вот это да! Она даже не заметила, как сильно она намокла.
«Местное время девять часов вечера» – раздался мужской голос из радиоприемника, стоявшего на тумбочки. Аманда с сожалением оторвалась от зеркала. Нужно было собираться на свидание к Джеку.
Клуб «Омантик» был частным клубом. Он располагался почти на окраине города на тихой неприметной улочке. Джек ждал Аманду уже десять минут. Увидев Аманду, выходящую из такси, он забыл всё и шагнул ей навстречу. Девушка была в длинном темно-синем платье, которое подчеркивало ее талию и бедра. «И попку» — подумал Джек. Боковой разрез на юбке шел до середины бедра, распахиваясь при каждом шаге, одновременно показывая узорную резинку чулок. «Она обворожительна» – подумал Джек, подавая ей руку.
— Как ты прекрасна.
— Спасибо. Рада тебя видеть Джек. Спасибо что пригласил.
— Ты готова к свиданию?
— Да.
— Тогда пойдем.
Джек открыл дверь и отступил в сторону, пропуская Аманду. Они оказались в небольшом коридорчике, на красных стенах которого горели самые настоявшие свечи.
— Ваша карточка, сэр. – сказал охранник шагнув навстречу.
Джек достал из кармана карточку и показал охраннику. Они прошли в зал. Как отличался этот зал от всех залов, где раньше приходилось бывать Джеку. Стены тонули в зеленом полумраке. Играла негромкая музыка. Но первое, что бросалось в глаза – это необычные столики стоявшие в зале. У каждого столика стояли четыре стула, а сам стол был скорее похож на небольшую кровать. Посетителей было не много и зал был заполнен на половину. Выбрав столик, они сели, и Джек посмотрел на Аманду. Девушка, также, как и он, удивленно оглядывалась вокруг. В ее больших зеленых глазах отражался огонь свечей, горящих вдоль стен.
— Тебе нравится здесь? – спросил Джек.
— Да – сдержанно ответила девушка. – Ты бывал здесь раньше?
— Нет. Я так же как и ты здесь в первые. Аманда, я хотел попросить у тебя прощение за сегодняшнее утро. Я был не прав, настаивая на своем. – сказал Джек и посмотрел на нее.
— И ты прости меня.
Они улыбнулись друг другу и напряжение сковавшее их спало.
— А здесь романтично. Ты не находишь?
— Да – ответил Джек, разглядывая девушку. «Интересно какое на ней белье?»
— А зачем здесь такие столы?
— Не знаю — ответил Джек еще раз посмотрев вокруг.
Столы действительно выглядели необычно. Они были овальной формы с вдавленной серединой, причем эта середина была из мягкого материала, а край стола из дерева. И они были большие, слишком большие для двух человек. На них не было не какой скатерти, но зато лежали две пушистые кисточки с длинными ручками и меню. Еще раз посмотрев на стол и на кисточки Джек пожал плечами и сказал:
— Давай займемся тем, что мы понимаем. Например, закажем поесть.
Он открыл меню.
— Что ты будешь?
— То же что и ты.
— А что ты хочешь?
— То же что и ты.
Они оба засмеялись. Это была их игра. Когда принесли заказ оба поняли, что голодны и принялись за еду.
К тому времени как подали десерт, они уже успели выпить несколько бокалов вина и разрез на платье Аманды как бы сам собой распахнулся, показывая Джеку ажурную резинку чулка.
— Дамы и господа!
Раздавшийся из динамиков голос заставил их оторваться от разговора.
— Дамы и господа. Мы рады приветствовать вас в нашем клубе. И мы рады видеть, что здесь собрались ценители и созерцатели любви. Сейчас пары займут место на ваших столах, а для тех, кто впервые в нашем клубе мы сообщаем строгие правила: нельзя прикасаться к танцующим парам. В нашем клубе мы предпочитаем именно это слово. А к друг другу вы можете прикасаться только кисточками, лежащими у вас на столах. Нарушитель правил навсегда изгоняется из клуба. Спасибо. Танцоры ваш выход.
— Что он сказал? Какие пары? – заволновалась Аманда.
— Не знаю дорогая. Давай подождем и все увидим — успокаивающе ответил Джек.
Из глубины зала стали появляться люди. Это были молодые люди: мужчины и девушки. Джек огляделся. К каждому столику в зале подходили двое: мужчина и девушка. К их столику тоже подошли. Джек рассматривал девушку. Чем-то она напоминала Аманду, только значительно моложе. На вид ей было не больше семнадцати лет. На ней была короткая, но не обтягивающая юбка и топик, сквозь которого выступали соски. «Без лифчика» – сообразил Джек. От этой мысли у него что-то задрожало внутри. Он попытался отвести глаза от девичьей груди и это было не очень удачной мыслью. На ногах девушки были чулки, подобно тем, которые были сейчас на Аманде. И юбочка почти не прикрывала их. Дрожь еще сильнее заметалась внутри Джека, не зная куда ей деваться. «Черт, Аманда!» – подумал Джек. Ему вовсе не хотелось, чтобы она увидела, как он пялится на девчонку.
Но Аманда не смотрела на Джека. Она созерцала другого представителя подошедшей к ним пары. В противовес девушке он был одет в обтягивающую белую футболку и джинсы, сидевшие на нем как влитые. Рассматривая его мускулистые ягодицы, Аманде вдруг захотелось их сжать и хлопнуть по ним одновременно.
Между тем, парень и девушка забрались прямо к ним на стол, расположившись в его углублении, напоминавшем кровать. Собственно, это и была кровать!
В зале погас свет и зажглись лампочки, вмонтированные по периметру стола. Зазвучала негромкая музыка. И пары на столах начали медленно танцевать.
Джек не мог оторвать взгляда от танцующей на его столе девушки. Он смотрел на нее снизу-вверх и не мог оторвать взгляд от тоненькой полоски ткани у нее между ног. А девушка словно дразня его, покачивала бедрами в такт музыки переставляя ноги то открывая, то закрывая свой барьер из ткани. Музыка заиграла быстрее. Парень схватил одной рукой за попку девчонки и резким движением задрал юбку, а вторую руку засунул ей в трусики. Дрожь еще раз метнулась по телу Джека и наконец обретя цель устремилась вниз живота.
Аманда смотрела на танцующих не понимала, что с ней происходит. Она еще никогда не была свидетелем подобных сцен наяву. Прямо у нее на глазах какой-то мужчина лапал девушку и не собирался на этом останавливаться. И ей похоже это нравилось. Аманда видела, что девушку начинает захлестывать желание. Даже сквозь топик было видно, как увеличились и затвердели соски. Рука парня беззастенчиво шарила у нее в трусах, и Аманде вдруг захотелось почувствовать эту руку на себе. От этой мысли у нее затряслись ноги предвестник, зарождающегося желания.
Джек видел, что Аманда увлечена тем действом, что разворачивалось прямо перед ними. Он и сам уже со смесью любопытства и вожделения смотрел на пару у них на столе. Никогда ему еще не доводилось так близко наблюдать откровенную сцену. Нет, он, конечно как и все мужчины, смотрел порно и не раз, но, чтобы вот так вблизи, воочию – такое с ним впервые.
Тем временем на столе или на кровати продолжалось движение, которое ведущий назвал «танцем». Хотя о танце напоминала скорее только музыка, разливающаяся по залу. Парочки на столах уже перешли к более активным действиям, напоминавшим скорее прелюдию …
Парочка на столе Джека и Аманды уже расположилась горизонтально, и парень преступил к освобождению девушки от одежды. Первым под музыку сдался топик. Грудь девушки встретила внезапную свободу уже затвердевшими и подрагивающими сосками.
Взгляд Аманды словно приклеился к этим розовым соскам. Они гипнотизировали, колыхаясь под музыку и в такт дыханию. Девушка была довольно молода и грудь сопротивлялась мужским ладоням, мнущим её всей своей упругостью, задорными сосками, своей молодой формой. Даже нежно розовый кружок вокруг сосков вступил в эту борьбу и пробивался сквозь пытающиеся накрыть его пальцы. Аманда смотрела как колышется, сминается под ладонью мужчины женская грудь и не заметила, как их дыхания слились в одно. Ей очень сильно захотелось оказаться на месте девушки. Пусть её сжимают и гладят вот так же нагло и беззастенчиво. Поймав эту бьющую молоточком мысль Аманда взглянула на Джека. Джек, как и она, смотрел на девушку.
Джек смотрел на девушку. Губы. От чего-то грудь девушки его не заинтересовала, тем более она почти сразу оказалась внутри ладоней парня, а вот губы… Чуть полноватые, без капли косметики и слегка приоткрытые. Они манили Джека. Он четко видел границу, разделяющую влажную кожу губ от уже высушенной жарким дыханием. Иногда под каким-нибудь чувственным движением партнера девушка прикусывала нижнюю губу, оставляя ненадолго след на высохшей половине. Ему захотелось поцеловать, почувствовать её губы, поймать её дыхание. Он повернул голову и встретился взглядом с Амандой. На его удивление он не уловил в нем укор или ревность, скорее желание. Он перевел взгляд на её губы. Они тоже были слегка приоткрыты и сквозь них просачивалось горячее дыхание возбужденный женщины. Ему захотелось поцеловать Аманду. Впиться в эту розовую полоску кожу.
Тем временем парень уже освободил девушку от топика и собирался посягнуть на последнюю преграду. Его руки порхали в районе живота партнерши, теребя резинку трусиков как бы намекая – они следующие. Музыка в зале изменилась, теперь она стала ускоряться и в ней появился ритм. Удары барабанов сливались с ударами сердец, ожидавших кульминации. «Танцующие» пары на столах старались следовать за ней, а зрители следовали за парами …
Вдруг музыка стихла. Через секунду оглушительная тишина сменилась тряпичным треском. Все «танцующие» парни одновременно разорвали трусики на своих партнершах, освобождая девушек от остатков материи. Стук барабана. Тишина. Секунда. Вторая. И парни как заправские стриптизёры разом сорвали одежду уже с себя. Волна выдоха прокатилась по залу. Вновь заиграла музыка.
Аманда с Джеком сидели рядом и смотрели на парочку в центре стола. За их столом сидела ещё одна пара: взрослый дуэт из представительного мужчины и не менее представительной женщины. Парочка в центре продолжала двигаться под музыку. Парень был сверху, а девушка лежала под ним запрокинув голову и закрыв глаза. Джеку и Аманде, сидевшим сбоку, хорошо были видны их изгибы тел и переплетенные бедра. Повинуясь негласному призыву, раздался щелчок и центр стола стал медленно вращаться, открывая «танцующих» на нем со всех сторон. Точно также заработали и остальные столы в зале. Зрителям будут доступны все ракурсы «танцующих» артистов.
Аманда текла. Даже не так. Аманда ТЕКЛА! Её трясло от возбуждения, била мелкая дрожь, волнами пробегая по телу. Ноги непроизвольно сжимались. Когда центра стола начал медленно вращаться Аманда прилипла к нему взглядом. Она сейчас увидит, как член парня будет входить в девушку. Этот образ часто всплывал в ее эротических фантазиях или грёзах, когда она занималась сексом. Иногда ей даже хотелось, чтобы кто-то снял этот момент на видео, чтобы рассмотреть это в деталях и сравнить со своими ощущениями. На картинках или в роликах с другими девушками это было как бы не то … Но здесь, сейчас она это увидит в живую и вблизи. От этой мысли Аманда еще сильнее сжала ноги и заерзала на стуле.
Джек ерзал на стуле. И думал, что ему делать со своей эрекцией. Его член уже давно стал твердым, и в тесноте брюк это причиняло ему физическую боль. С другой стороны, будь брюки свободнее, скрыть эрекцию было бы практически невозможно. Его возбуждение искало выход, но не находило, сосредоточившись где-то в тесноте брюк. Ему очень хотелось заняться сексом с Амандой. Сорвать с неё одежду, как только что с этих девушек. Войти в неё. Почувствовать … Наверное он даже готов сделать это прямо сейчас, но правила клуба. Они жестко запрещали даже прикасаться к ней. В отчаянье он оглядел зал ища в нем спасительную подсказку.
В зале отовсюду слышались чавкающие звуки и стоны. На многих столах парочки уже вовсю занимались сексом. Парни с влажным чавканьем трахали девушек под их же стоны. Многие гости откровенно мастурбировали, глядя на разыгрывающиеся перед ними действо. Мужчины, спустив штаны, яростно наяривали свои стволы, а женщины, раскинув ноги на подлокотники стульев, с не меньшей страстью теребили себя ладонями и стонали порой громче самих «артистов». Никто особо не стеснялся. Все смотрели друг на друга, на артистов, находя в окружающей обстановки лишь факторы, виды и образы для большего возбуждения.
Однако, не все гости поддались всеобщей истерии. Были и такие кто просто созерцал то, что творилось вокруг. Например, пара сидевшая с ними за одним столом, оставалась непринужденно отстранённой. Мужчина курил сигару, а женщина попивала какой-то коктейль. И вместе они взирали на эротическую сцену на столе, как будто из театрального партера. Еще несколько гостей гладили друг друга кисточками. При этом кисточками, в основном, владели мужчины и гладили ими по возбужденным соскам подруг или активно действуя ими у них между ног. Многие нюансы этой оргии скрывал полумрак зала и о них можно было только догадываться по стонам или иным звукам.
«Точно, кисточка!» — вспомнил Джек. Он схватил лежащую на краю стола кисть и повернулся к Аманде. Аманда сидела к нему боком и её профиль выгодно смотрелся в полумраке клуба. Грудь взлетала к верху и падала вниз, следуя за горячим дыханием. Глаза пристально смотрели на парочку в центре стола. Рот слегка приоткрыт, а ноги плотно сжаты. Ладони рук, плотно зажатые между ног спрятались где-то под юбкой. «Бог мой, да она на пределе» — подумал Джек. Повинуясь своему желанию, он провел кисточкой по груди подруги. Еще до того, как Аманада повернул к нему голову, он успел расслышать напряженный стон, сорвавшийся с её губ.
Аманда повернула голову к Джеку и не смогла сдержать стон. Что-то словно электрическим импульсом обожгло её грудь. Она настолько увлеклась разглядыванием завораживающего процесса, что забыла обо всем. Парень медленно и демонстративно вводил свой член в лоно девушки. Аманда разглядела всё. Как блестела влага на губках, как они раздвинулись, пропуская внутрь мужской орган и как изогнулась девушка, в немой волне пропуская его в себя. Как он погрузился во влажный проход, чтобы через секунду вынырнуть оттуда, блестя влагой, словно пловец в бассейне. Аманда оторвалась от созерцания сладостной картины и взглянула на себя со стороны.
Молодая девушка, не развязная, страстная, но не пошлая, даже довольно стеснительная сидела в зале полным совокупляющихся и мастурбирующих людей, пальцами ласкала себя под юбкой и мечтала заняться сексом. Она мечтала, чтобы Джек сорвал с ней одежду и овладел ей как можно скорее, иначе она просто взорвется или сойдёт с ума от возбуждения. Вместо этого он касался её кисточкой. Какой жалкое подобие того, что её сейчас было нужно. Аманда развернулась к Джеку и повинуясь внутренним желаниям раздвинула ноги. «Я веду себя как шлюха» — успела мелькнуть мысль в её голове прежде, чем Джек провел кисточкой по ее промежности.
А-ах. – выдохнула Аманда. «Это какое-то издевательство» — в следующую секунду подумала девушка. Кисточка – совсем не то. Ей явно хотелось большего. На много большего.
«Да это какое-то издевательство» — думал Джек, проводя кисточкой между ног Аманды. «Водить этим по возбужденной женской плоти да через мокрые трусы?» Он попытался кистью отодвинуть в сторону полоску мокрой ткани, но она не поддавалась. Аманда вздрагивала от каждого его прикосновения, но было видно, что девушка сильно завелась и этого мягкого воздействия ей было явно недостаточно. Блузка с бюстгальтером уже не могли скрыть, проступившие сквозь них соски, что свидетельствовало о чрезвычайной степени возбуждения, а дыхание обжигало Джека даже на расстоянии.
В это время стоны в центре их стола стали усиливаться. Девушка крепче прижималась к парню, который со стабильностью поршня входил в ее разгоряченное нутро. Вот она вытянулась струной, замерла и … и громким стоном оповестила окружающих о своем оргазме. Чавкающий звук, сопровождавший мужские движения, сменился откровенным хлюпаньем. Молодой человек еще продолжал долбить разгоряченное девичье тело. Его ритм тоже начал меняться. Сначала ускорился, затем сделав несколько сильных и глубоких движений он беззвучно дернулся и замер. Его ягодицы сжались, и он толкающими движениями стал изливаться в партнершу. Закончив, он откинулся на спину и зрителям за столом открылась новая картина.
Парень лежал на спине и тяжело дышал. Его член, еще не до конца опавший, пульсировал, пытаясь избавиться от остатков семени. Рядом лежала девушка. Она уже расслаблено дышала, а из ее, еще не закрывшейся дырочки, вытекали тягучие капли мужской жидкости. Стол медленно поворачивался, давая возможность рассмотреть всю картину целиком.
Аманда вскрикнула, спрыгнула со стула и бросилась к Джеку. Желание выжигало её изнутри. Никогда до этого она не испытывала такого всепоглощающего и всезатмевающего чувства. Она забыла обо всем. Забыла все приличия, забыла, что кругом люди, забыла, что когда-то стеснялась. «Стеснялась. Чего? Как можно чего-то стесняться, когда такое огромное желание быть оттраханной! Раньше она боялась таких слов. А теперь нет. Шлюха! Трахаться. Да! Она шлюха и она хочет быть оттраханной! Что это? Почему Джек не даёт расстегнуть ему брюки? Почему он отталкивает её?».
Джек пытался удержать Аманду. Он помнил, что правилами клуба запрещается любое прикосновение друг к другу. «Сейчас это заметят их выгонят навсегда. А может это к лучшему? Трахну тогда её в машине. Или нет, до машины не дотерплю, трахну в первом темном уголке и плевать если увидят!». Ход его мыслей прервали внезапно появившиеся охранники клуба. О том, что это охранники легко можно было догадаться по их одинаковой одежде, с трудом скрывающей мускулатуру и одинаковому невозмутимому виду.
— Прекратить! – басом проскрипел охранник. – Вы нарушили правила клуба и должны немедленно покинуть зал.
Аманда, сначала недовольная тем, что её прервали, поднялась с колен. Сквозь туман желания до нее дошло, что это по ее вине сейчас столпотворение и она сделало то, что на её месте сделала бы любая женщина. Она сделал страдальческое лицо и пропищала:
– Простите.
— Согласно правилам клуба, вы должны быть изгнаны навсегда. Однако, клуб дает вам возможность воспользоваться шансом, если хотите остаться членами клуба.
Аманда подняла глаза на Джека. Она по-прежнему дрожала. Открытые плечи были покрыты мелкой «гусиной кожей», а соски по-прежнему проступали сквозь одежду.
— Шанс – одними губами прошептала она. Джек кивнул головой.
— Тогда попрошу пройти за мной. – Сказал один из охранников, глядя на Аманду. Джек дернулся, но второй охранник положил свою тяжелую ладонь ему на плечо.
— Не беспокойтесь. сэр. Через пять минут вы увидитесь. Прошу следовать за мной. Джек посмотрел. как уводят Аманду, пожал плечами и направился в другую сторону, следуя за широкой спиной.
В зале играла музыка. Пары заканчивали свое «выступление» и центры столов стали освобождаться. Большинство гостей, уже достигнув апогей, расслаблено сидели в креслах и нешумно переговаривались между собой, но в полумраке зала ешё раздавались то тут, то там финальные выкрики и стоны. Официанты и официантки стремительно бегали между столами, разнося напитки и салфетки. Зал постепенно приходил в себя.
— Дамы и господа! – раздавшийся голос заставил вздрогнуть некоторых зрителей. – Внимание! Сейчас, в нашем клубе состоится процедура наказания. Наказанию будут подвергнуты члены клуба, нарушившие правила. С этими словами клуб погрузился во мрак, кроме центрального стола. Он напротив был ярко освещен. Раздался щелчок и центр стола, что в форме кровати, стал медленно опускаться вниз, пока полностью не скрылся. Все гости сгрудились вокруг. Многие зрители в руках продолжали держать напитки, а дамы спешно поправляли одежду. Буквально через пять минут пол завибрировал и стол-кровать стал подниматься обратно.
На кровати лежала обнаженная девушка. Её руки были прикованы наручниками к металлическим стойкам по краям, а на голову одета кожаная маска, полностью закрывавшая лицо, рот, уши. Открытыми осталась глаза, которыми она беспомощно и испугано озиралась вокруг. Правда открытыми они оставались недолго. Как только стол остановился, к нему подошел охранник и одел девушке повязку на глаза.
Где-то минуту девушка провела под взглядами публики. Видимо осознав где она находится, она попыталась инстинктивно прикрыться, но так как руки были скованные, получилось только сдвинуть ноги. Это, конечно, мало, что скрыло от зрителей. Тем более, что центр стола стал вновь вращаться. Только теперь взгляды всех зрителей были прикованы к одному объекту. К очень очень возбужденному объекту. Девушка откровенно текла, сдвинутые ноги не могли этого скрыть, тем более нечем было скрыть высоко поднимающуюся дыханием грудь, заставляющим подрагивать напряженные соски в окружении нежно розового ореола. От откровенного созерцания зрителей оторвал громкий звук распахивающейся двери.
В сопровождении двух охранников в зал вошел обнажённый мужчина. Его лицо было также скрыто маской, подобной той, что была на девушке. Открытыми оставались только глаза. Они направились сквозь толпу зрителей в центр зала. Мужчина шел отрешенно, не отвлекаясь на рассматривающих его людей. Взгляд его был прикован к центральному столу и к девушке, лежащей на нём. От зрителей, тем не менее, не ускользнуло, что мужчина был сильно возбужден. Крайнюю степень возбуждения выдавал твердый и смотрящий сильно вверх член. При каждом шаге мужчины член вздрагивал и покачивался. Троица подошла к столу и остановилась.
Мужчина продолжал смотреть на девушку. Девушка же ничего этого не видела и не слышала, и продолжала судорожно сдвигать ноги, пытаясь угадать. что происходит вокруг. Зрители, окружившие стол, смотрели на обоих. Собственно, загадки для них не было: сейчас будет очередной секс на публике. Очевидно, не было это загадкой и для мужчины, но он стоял, не решаясь сделать следующий шаг. Вдруг, девушка, в неудачной попытке прикрыться, раздвинула ноги и, мужчина, словно в открытый проход, зарычал и бросился вперед.
Несмотря на маску, Джек узнал Аманду. Но ее недавнее поведение, её беспомощность сейчас, то как она раздвинула ноги перед ним, перед зрителями привело его в состояние животного. Мозг практически отключился, уступив место инстинктам. И главный инстинкт – обладание своей самкой. Он бросился на нее, прижал ее, почувствовал, как она забилась под ним, уловив в этом какой-то сиюминутный порыв к сопротивлению, он зарычал и резко вошел в неё. Хотя, благодаря обилию влаги, скорее проскользнул … Одержав столь скорую победу, он яростно стал трахать её. Какое-то время она пыталась противостоять ему, будто чужому, но затем отдалась его натиску.
Аманда была словно в тумане. Впервые переживая столь сильное возбуждение, она потеряла контроль. Желание затмевало всё, все мысли, ощущения, чувства. Когда её раздели и уложили на опустившийся стол-кровать, что-то шевельнулось в ней. Кровать ещё хранило тепло предыдущего тела. Это было так противоестественно для столь приличной девушки ложиться на кровать, где-то только что занимались сексом посторонние люди. Еще больше в реальность она вышла, когда на её руках застегнулись наручники, и кто-то стал одевать маску ей на голову. Она попыталась возразить, но не смогла.
Маска не давала вымолвить ни слова, удалось лишь издать звук похожий на мычание. Кроме того, он перестала слышать окружающую обстановку. Маска полотно закрывала не только рот, но и уши, но к счастью почти не затрудняла дыхание. Вскоре стол вместе с ней стал медленно подниматься вверх. Когда он остановился, Аманда огляделась и обомлела. Она лежала абсолютно голая перед окружившей стол толпой людей и не в силах что-либо изменить. Она инстинктивно попыталась прикрыться, но прикованные к перекладинам руки не позволили это сделать. В следующую секунду ей завязали глаза.
Стол начал вращаться. Аманда вспомнила как сама разглядывала девушку в подобной ситуации всего полчаса назад. Осознав, как она сейчас выглядит и как на неё сейчас смотрят, она засучила ногами, пытаясь прикрыть свое самое тайное место, одновременно понимая бесполезность своих попыток. «Где же Джек? Неужели он тоже это видит?» — бегали мысли в её голове. Никогда она еще не ощущала себя настолько развратной. Ей стало стыдно. Но кроме стыда какое-то новое чувство захватывало её. Это новое чувство заставляло сильнее вздыматься грудь, розоветь щеки и еще «о, боже» ей захотелось перестать прикрываться и раздвинуть ноги и чтоб на неё «о боже, боже» смотрели. Смотрели и разглядывали. «И Джек пусть тоже смотрит!».
Одновременно с этим мыслями, она ощутила изменение окружающей обстановки в зале. И сразу же что-то навалилось на неё, вжав в кровать. Аманда постаралась сбросить эту внезапно, навалившуюся тяжесть, но безуспешно. В следующей мгновение в её влажное и страждущее тело проникли.
Это было настолько неожиданно, настолько резко, что Аманда растерялась. А еще это было сладко! Безумно сладко! Тело радостно откликнулось на эти сильные и грубые движения. Как это было не похоже на Джека с его нежностью и внимательностью. Сейчас её брал самец! Животное. Брал для собственного удовлетворения. Он рычал. Его мощное дыхание обжигало даже сквозь маску. Сильные руки сжимали грудь. А когда его пальцы сдавили сосок, Аманды завыла от удовольствия и забилась в наручниках. Приличная девушка, жившая внутри, еще сопротивлялась: «Джек, он сейчас тоже видит это. Смотрит как меня трахают. Видит какая я шлюха. Все видят». Но Аманда уж сдалась. Она отдалась той страсти и напору, отдалась своему желанию, отдалась тем ощущениям, которые захватывали её целиком. Они начинались где-то там, где хлюпало, где блестело влажными искрами тело, расползаясь по животу, взрываясь мелкими бомбачками в груди и возвращаясь обратно.
Зрители, наблюдя эту сцену, перешептывались и делились наблюдениями. То, что они видели сейчас, разительно отличалось от предыдущих выступлений. Здесь перед ними бушевала настоящая страсть. Девушка билась в наручниках, выла в ответ на мужские движения, которые с силой буравили её тело. Благодаря вращающемся столу, можно было хорошо рассмотреть, как обжимали мужской член мокрые губки, как они тянулись за ним и как радостно распахивались, когда он возвращался.
Аманда билась в лапах зверя. Она растворилась в своих ощущениях. Её тело, мысли, чувства сжались в одну пружину, которую что-то пыталось разжать, толкая и стуча где-то внизу. Наконец Аманда почувствовала, что пружина сейчас не выдержит, разожмется под действиями ритмичных ударов, и как спусковой механизм запустит взрывную волну по её телу. Вот сейчас … Сейчас … «Джек, милый, прости! Я кончаю. Я конча-а-а-ю! А-а-а!».
Тело девушки изогнулось, приподнимая лежавшего на ней мужчину, замерло и забилось в судорогах оргазма.
Мужчина подхватил бившуюся под ним девушку, качнулся пару раз и, издав самый громкий рык, обмяк.
Зрители аплодировали.
Охранники, стоявшие все время с невозмутимым видом, подошли к мужчине, положили руки на плечо, как бы говоря, чтобы он вставал и следовал за ними. Мужчина с трудом оторвался от девушки, приподнялся, сполз со стола и последовал за ними. Стол продолжал вращаться. Лежащую на нем девушку продолжали бить конвульсии. Сейчас она уже не пыталась закрыться или спрятаться. Она словно делилась со зрителями своей негой, своим телом в капельках пота, своей красивой грудью, своей промежностью, еще помнившей размеры мужского естества. Раздался щелчок и стол вновь стал медленно опускаться вниз.
— Дамы и Господа! С радостью сообщаю вам, что гости, нарушившие наши правила и подвергнутые наказанию, с честью его вынесли и сохранили членство в нашем клубе! На этом программа нашего вечера подошла к концу. Благодарим, что посетили наше представление.
Аманда и Джек встретились у входа. Аманда старалась не смотреть на Джека. Её преследовали противоречива чувства. С одной стороны, она ощущала себя виноватой перед ним, с другой стороны она будто бы заново родилась. И родилась свободной и счастливой. И ей очень хотелось поделится этим новым чувством с Джеком. Джек же, наоборот, шел охваченный какой-то единой уверенностью, каким-то внутренним чутьём, что всё у них с Амандой теперь будет хорошо.
— Сэр. – остановил их голос охранника на выходе. — Вам просили передать.
С этим словами охранник протянул им конверт.
— Что это? — Спросил Джек.
— Диск. Компьютерный диск с видеозаписью, сэр.
— Что? – Переспросил удивленно Джек.
— Диск. Компьютерный диск. – повторил охранник. — С видеозаписью вашего выступления, сэр. – добавил он.
— Спасибо. – машинально ответил Джек.
— Всего доброго, сэр.
Джек посмотрел на Аманду. Она смотрела на него и в её глазах плясали огоньки.
— Кажется я знаю, чем мы займемся дома.

Прислано: Rom Bom

Вам понравилось?

Жми смайлик, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.